Зинаида Ермольева — создательница советского пенициллина

В истории мировой науки создательница советского пенициллина Зинаида Виссарионовна Ермольева всегда будет находиться в тени своих западных коллег — нобелевских лауреатов Александера Флеминга, Эдуарда Чейна и Говарда Флори. Однако для огромной страны, какой был Советский Союз, ее достижения несравнимо более ценные. Ведь во время Второй мировой войны, а затем в эпоху «железного занавеса» именно ермольевскими антибиотиками спасали жизни наших бабушек и дедушек, мам и пап, тем самым давая шанс родиться нам…ЗИНАИДА ЕРМОЛЬЕВА

Учеба

Зинаида Ермольева родилась в 1898 г. в семье зажиточного войскового старшины Виссариона Васильевича Ермольева. Детство она провела на хуторе Фролово в Донской (ныне Волгоградской) области. Большую часть жизни проработала в Москве, она — решительная, волевая, энергичная и в то же время по-юношески романтичная — всегда считала себя донской казачкой. Отец Зинаиды, служивший на железной дороге, умер, когда дочери было 12 лет, и заботы о семье взяла на себя мать, Александра Гавриловна.

Обучаясь в Мариинской женской гимназии в Новочеркасске, Зина поражала своими яркими способностями и преподавателей, и соучеников — была лучшей в науках, самой начитанной, прекрасно танцевала и обожала музыку. Предполагают, что любовь к музыке и определила выбор профессии. Восхищаясь творениями Петра Ильича Чайковского, она была под глубоким впечатлением от трагической смерти великого композитора: Чайковский, как и его мать, умер от холеры. Читая о последних днях жизни Петра Ильича, Зинаида содрогалась от ужаса, представляя себе, как холера буквально высосала из больного все соки (глаза запали, губы посинели, кожа стала морщинистой), а после — гроб, почерневший от едкой извести… Окончив гимназию с золотой медалью, девушка твердо знала, что посвятит себя борьбе с инфекционными болезнями, ежедневно уносящими тысячи жизней.

Зинаида поступила в Ростовский Женский медицинский институт и с энтузиазмом взялась за учебу. Особенно увлекла ее микробиология — наука о невидимых глазу организмах, коварных и вездесущих, нередко — смертельно опасных. В этой науке уже было кое-что сделано, многие возбудители заболеваний человека и животных были открыты и изучены, уже использовались вакцины, активно развивалась эпидемиология. Однако микромир хранил еще немало тайн, и Ермольева с присущим ей упорством взялась за их раскрытие. Ее интерес к микробиологии подогревался еще и тем, что в годы Первой мировой войны, революции и гражданской войны, когда в стране царили голод и разруха, инфекционные заболевания стали настоящим бедствием.

«Будучи студенткой, я чуть свет лазила через форточку в лабораторию. Все кругом было закрыто, а мне хотелось лишний часок-другой посвятить опытам», — вспоминала Зинаида Виссарионовна. Ее учителями были замечательные ученые-микробиологи, профессора Павел Здродовский и Владимир Барыкин. Занимавшийся исследованием холерных и холероподобных вибрионов Барыкин помогал Зинаиде в освоении микробиологических методик, в ее первых опытах по биохимии микроорганизмов. Позднее именно он настоял на переезде Ермольевой в Москву.

В 1921 г. Зинаида Ермольева окончила медицинский факультет университета, с которым к тому времени слился Женский медицинский институт, и осталась работать ассистентом на кафедре микробиологии. Через некоторое время, уже будучи доцентом, она параллельно приступила к опытам в Северо-Кавказском бактериологическом институте.

Против холеры

Работая в Ростове, Зинаида Ермольева занялась исследованием холеры и возбудителя заболевания — холерного вибриона. Эта тема имела важнейшее практическое значение, ведь эпидемии смертельно опасного заболевания то и дело вспыхивали по всей территории России. В 1923 г. в журнале «Юго-Восточный вестник здравоохранения» увидела свет ее первая статья «К биологии холерного вибриона по материалу эпидемии за 1922 г. в Ростове-на-Дону». Позднее Ермольева опубликовала ряд работ, где описала морфологию и биохимию холерных и холероподобных (неагглютинирующихся) вибрионов и предложила новый метод дифференциальной диагностики этих микроорганизмов. Если роль холерного вибриона в развитии холеры была известна, то вопрос о значении холероподобных вибрионов в этиологии кишечных заболеваний оставался открытым. Зинаида Виссарионовна решила провести эксперимент на себе: после нейтрализации желудочного сока содой она приняла 1,5 млрд микробных тел холероподобных вибрионов. Через 18 часов началось расстройство кишечника, еще через 12 часов развилась клиническая картина классического холерного заболевания, а из организма был выделен холерный вибрион. В протоколе эксперимента Ермольева отметила: «Опыт, который едва не кончился трагически, доказал, что некоторые холероподобные вибрионы, находясь в кишечнике человека, могут превращаться в истинные холерные вибрионы, вызывающие заболевание».

Среди важных результатов, полученных Ермольевой, — данные о хлороустойчивости холерных и донских водных вибрионов, которые были положены в основу санитарных норм, обеспечивающих уничтожение опасных микробов в водопроводной воде.В 1925 г. Зинаида Виссарионовна выделила и изучила холероподобный вибрион, обладавший необычной способностью светиться в темноте. Исследуя природу этого явления, она организовала первую в Советском Союзе лабораторию биохимии микробов в Биохимическом институте. Здесь она продолжила исследования возбудителей холеры, микробных токсинов, методов диагностики и лечения микробных инфекций. В 1928 г. о работах Ермольевой узнали за рубежом. Она посетила всемирно известный Институт Пастера и несколько передовых бактериологических лабораторий Германии, а также начала публиковать статьи в авторитетных европейских научных журналах.

В 30-е годы Зинаида Виссарионовна трудилась над созданием препарата для профилактики холеры на основе холерных бактериофагов, а также разрабатывала метод экспресс-диагностики холеры. Эти средства успешно прошли испытание не только в лабораториях, но и в полевых условиях, когда в 1939 г. в Афганистане вспыхнула холера и Ермольева с группой ученых-медиков была направлена в Среднюю Азию для предотвращения распространения инфекции через границу в Советский Союз. После этого, работая в Ташкентском институте вакцин и сывороток, она усовершенствовала свой препарат, сумев соединить в нем 19 видов бактериофагов, нейтрализующих возбудителей холеры, брюшного тифа и дифтерии. В то время это профилактическое средство стало воплощением давней мечты о «живой воде».

Особенно большую пользу принесла ермольевская «живая вода» в годы Великой Отечественной войны в осажденном Сталинграде. Холера была занесена в город немецкой армией и грозила распространиться по путям эвакуации. Работая в составе группы, созданной для проведения противохолерных мероприятий, Зинаида Виссарионовна шесть месяцев находилась в прифронтовой полосе. Было принято решение: дать холерный бактериофаг всему населению города и находящимся в нем войскам. Несмотря на то, что город был осажден, удалось наладить сложное микробиологическое производство, и необходимое количество препаратов бактериофага было получено. Ежедневно препарат получали 50 тысяч человек. В тяжелых условиях Ермольева не прекращала эксперименты и вскоре предложила ускоренный метод бактериологической диагностики холеры, позволявший получать предварительный результат через 5–6 часов, и метод групповых посевов, который давал возможность увеличить пропускную способность бактериологических лабораторий в 5–10 раз. Эпидемия была остановлена!

В 1942 г. вышла в свет монография З.В. Ермольевой «Холера», в которой она подвела итоги почти 20-летнего изучения холерного вибриона. В 1943 г. Зинаиде Ермольевой и ее коллеге из Всесоюзного института экспериментальной медицины Лидии Якобсон за участие в организации и проведении большой профилактической работы на фронтах Великой Отечественной войны, за разработку новых методов лабораторной диагностики и фагопрофилактики холеры была присуждена Сталинская премия. Полученные деньги Зинаида Виссарионовна отдала на нужды фронта, а точнее, на постройку самолета. Несколько месяцев спустя в небо взлетел истребитель «Зинаида Ермольева».

Зинаида Ермольева

На пороге эры антибиотиков

Возглавляя отдел биохимии микроорганизмов в Биохимическом институте, Зинаида Виссарионовна много внимания уделяла изучению веществ, оказывающих антибактериальное действие. Как уже упоминалось выше, многие ее работы были посвящены бактериофагам. В 1929 г. группа под руководством Ермольевой приступила к изучению фермента лизоцима — природного антисептика, содержащегося в яичном белке, слезах, слюне. Был разработан метод выделения и концентрации лизоцима, а также установлена его химическая природа и обнаружены новые источники фермента, в том числе растительные. Спустя год Ермольева предложила использовать лизоцим при лечении некоторых глазных болезней и заболеваний носоглотки. Его стали применять в пищевой промышленности при консервировании икры, а также в сельском хозяйстве — при обработке льна. В 1935 г. Ермольевой была присуждена докторская степень, а в 1939 г. ее утвердили в ученом звании профессора.

В 1960 г. в СССР впервые был получен противовирусный агент интерферон — это было одно из важных достижений Ермольевой и ее группы. А уже через два года это средство было использовано для профилактики и лечения тяжелой формы гриппа, оно применяется в борьбе с вирусными инфекциями и сегодня.

Однако главными научными достижениями Зинаиды Ермольевой считаются создание первого отечественного пенициллина, формирование науки об антибиотиках и организация их производства. С началом войны потребность в противомикробных средствах многократно возросла, ведь раненные в боях солдаты часто умирали не от ран, а от заражения крови. Да и распространенность инфекционных болезней в разрушенной стране резко увеличилась. Ермольева знала об опытах Флеминга, который выделил из плесневых грибов «пенициллиновый бульон» с антибактериальными свойствами, однако так и не смог получить чистый пенициллин. Она читала об успехах знаменитой Оксфордской группы, возглавляемой английским биохимиком Эдуардом Чейном и австралийским патологом Говардом Флори, и знала о том, что они пытаются наладить выпуск пенициллина в США. Но также она понимала, что будущий американский пенициллин не решит всех проблем в СССР. Стране нужен был собственный антибиотик, произведенный из отечественного сырья на отечественном фармацевтическом заводе!

В 1942 г. Ермольевой и ее сотрудниками во Всесоюзном институте эпидемиологии и микробиологии был найден активный продуцент пенициллина и выделен первый советский антибиотик — пенициллин-крустозин. А уже через несколько месяцев лаборатория начала готовить пенициллин для клинических испытаний. Работая практически круглосуточно в труднейших условиях военных лет, Зинаида Виссарионовна и ее ученики — Т.И. Балезина, Л.М. Левитов, В.А. Северин, А.П. Уразова, Ф.Ф. Цуриков, М.И. Жилабо — получали, испытывали на активность, стерильность и безвредность и отправляли в клиники драгоценный препарат. Первые испытания отечественного пенициллина в основном проводились в Яузском госпитале — здесь первый советский антибиотик и получил путевку в жизнь.

Примерно в то же время, благодаря организаторским талантам Флори и Чейна, фармацевтические заводы США наладили производство пенициллина. В начале 1944 г. в СССР прибыл Говард Флори и привез с собой образец заокеанского антибиотика. Профессору Флори очень понравилась доброжелательная рабочая атмосфера лаборатории Ермольевой. Да и сама Зинаида Виссарионовна — деловитая, собранная, энергичная — произвела на него самое благоприятное впечатление. Он называл ее не иначе как «госпожа Пенициллин». Флори и Ермольева провели сравнение эффективности отечественного и американского пенициллинов. Лечение проводили в двух группах раненых с сепсисом, находившихся в одинаково тяжелом состоянии. Несмотря на то, что крустозин был менее очищенный и его применяли в более низких дозах, эффект лечения был тот же, что и при использовании американского препарата.

Осенью 1944 г. бригада ученых и врачей, возглавляемая главным хирургом Советской Армии Николаем Бурденко, прибыла на 1-й Прибалтийский фронт: отечественный пенициллин должен был пройти «боевое крещение». Группу микробиологов возглавляла Ермольева. Пенициллин с успехом выдержал экзамен, продемонстрировав высокую эффективность в предотвращении инфекционных осложнений при ранениях. Уже к концу года на базе фабрики эндокринных препаратов в Москве при участии Зинаиды Виссарионовны был открыт цех по производству жидкого концентрированного пенициллина. Свой непростой путь к этой победе Ермольева изложила в известной монографии «Пенициллин» (1946).

Получение пенициллина послужило толчком для разработки и внедрения в клиническую практику других антибиотиков. Под руководством З.В. Ермольевой были созданы: стрептомицин, тетрациклин, левомицетин, экмолин (антибиотик из молок осетровых рыб), экмоновоциллин, бициллин, комбинированные препараты антибиотиков (дипасфен, эрициклин и др.).

Зинаида Ермольева умерла в 1974 г. Всю свою жизнь она посвятила науке. Биб­лиография ее работ насчитывает 535 научных трудов. Авторитет Ермольевой признан и в СССР, и за рубежом. Она была основателем и бессменным редактором журнала «Антибиотики», членом редколлегии международного «Журнала антибиотиков», издаваемого в Токио, председателем Комитета по антибиотикам, а затем — Всесоюзной проблемной комиссии по антибиотикам, членом целого ряда научных обществ и общественных организаций.

Коллеги вспоминают о Зинаиде Виссарионовне с теплом и восхищением — как об отзывчивом и щедром человеке, готовом помочь и поддержать в любой беде. Когда в 1937 г. по абсурдному обвинению был арестован и осужден на 10 лет ее первый муж — выдающийся вирусолог Лев Александрович Зильбер, Ермольева приложила титанические усилия, чтобы вытащить его из тюрьмы. При поддержке крупнейших советских ученых она добилась этого лишь в 1944 г., когда после запуска серийного производства пенициллина Сталин уже не мог не выполнить ее просьбу.

Зинаида Ермольева — прототип доктора Татьяны Власенковой в трилогии Вениамина Каверина «Открытая книга» и главной героини пьесы Александра Липовского «На пороге тайны»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *