Как Германия и СССР планировали напасть на Индию

В 1939-1940 министерство иностранных дел Германии и СССР  активно обсуждали совместный план действий о поднятии восстания в Тибете, Афганистане против английских колонизаторов в Индии. Но летом 1940 года обе стороны отказались от этой идеи, столкнувшись с противодействием англичан.
Германия и СССР планировали напасть на Индию

Основным идеологом сближения СССР и Германии по «восточному вопросу» был высокопоставленный сотрудник СС и активист ордена «Аненербе» — Эрнст Шефер. Начиная с 1936 года он разрабатывал известную экспедицию СС в Тибет, которая была осуществлена в 1938-39 гг. Официально она была нужна для поиска «прародины ариев», но неофициально – немцы изучали потенциальный район боевых действий.

Эрнст Шефер в тибетской экспедиции, 1938-39 гг.

В конце сентября 1939 года, когда Шефер формально находился в подготовительном лагере СС «Лейбштандарт» в Праге, у министра иностранных дел Риббентропа состоялось заседание. На нём обсуждались предстоящие военные операции в Афганистане и Тибете, а также необходимость их согласования с советской стороной.

Кроме министра в беседе принимали участие: Фриц Гробба – куратор восточного сектора МИДа, Вернер Отто фон Гентинг и Эрнст Шефер. Сначала обсуждался «афганский вариант». Предполагалось, что правительство Афганистана должно выступить против Англии. Договариваться об этом надлежало в Москве, поскольку самым большим другом этой среднеазиатской страны был СССР.

По «тибетскому варианту» германский МИД не вёл никаких переговоров с Москвой. Но предполагалось, что и здесь надо было заручиться её поддержкой. Ещё прежде, чем были установлены контакты с Молотовым, в германском МИДе решили объединить обе темы в одну.

3 ноября Шефер с проработанным планом встречается с Генрихом Гиммлером. Во время их беседы называется дата возможного выступления в Азии – лето 1940 года.

С ноября-декабря 1939 года советская сторона стала активнее поддерживать все немецкие начинания в Азии. Беседы на эту тему шли на самом высоком уровне. Как правило, они обсуждались немецким послом в СССР Фридрихом Шуленбургом и советским главой НКИДа Вячеславом Молотовым. СССР активно торговался с Германией – в качестве компенсации за лояльность в азиатской кампании он требовал существенной военно-технической помощи.

У операции возникло неожиданное препятствие и в Германии – в лице идеолога национал-социализма Альфреда Розенберга, лютого русофоба и одновременно англофила. Риббентроп, напротив, был русофилом и ненавидел англичан ещё со времён своей работы послом в Англии. Несмотря на активное противодействие Розенберга, Риббентроп продолжал вести переговоры с СССР. Он поручил эту линию статс-секретарю МИДа Теодору Хабихту.

В декабре 1939 года идеолог русско-германского сближения Петер Кляйст договорился начать переговоры в Москве. В них должны были принимать участие сам Кляйст, Гентег и Хабихт. Также на них должен был присутствовать Эрнст Шефер и афганский министр иностранных дел Гхулам Ситтик Хан. И вновь германский МИД был вынужден держать оборону против Альфреда Розенберга и Фридриха Гробба. В частности, Розенберг предлагал для начала свергнуть в Афганистане действующее правительство – оно казалось ему слишком просоветским, и сделать ставку на прогерманскую оппозицию. Он боялся, что при осуществлении плана Риббентропа СССР играл бы слишком большую роль при операциях в Азии.

Пока разгорался этот конфликт между двумя немецкими ведомствами, Кляйст вёл переговоры с Молотовым Москве. 29 ноября 1939 года Хабихт сформулировал меморандум. СССР должен был дать разрешение транспортировать по его территории оружие и армейские части. 1 и 7 декабря 1939 года в Москве обсуждались перспективы двух одновременных операций (афганской и тибетской).

18 декабря с Молотовым встречается Кляйст. Об их беседе с Молотовым посол Шуленбург передавал в Берлин:

«Предоставленные мной сведения были детально обсуждены с Молотовым. Молотов согласился поддержать эти планы в случае, если будет предоставлены более точные сведения о принципах осуществления акций, а также об их методах. Предлагаю вернуться в Берлин и разработать запрошенные Молотовым документы».

Дипломатическое объединение двух различных операций – тибетской и афганской – имело целью подорвать колониальное могущество Англии в Азии. Они шли «пакетом», и было важно, чтобы СССР утвердил обе операции. 20 декабря 1939 года Розенберг встречается с Гитлером и докладывает ему о ходе подготовки азиатских операций. Розенберг предупреждает Гитлера: эти действия лишат Германию всяких шансов на успех в возможных переговорах с Англией. Нацистский идеолог главной целью видел уничтожение «еврейского большевизма» при невмешательстве в это Англии.

Ведомство Риббентропа, а также СС подготовили план азиатских операций. Шефер писал, что передовой политический отряд немцев должен был составить 200 человек (в основном ССовцев). Предполагалось вести работу против английских колониальных властей «в стиле Лоуренса Аравийского», т.е. руками окружавших Индию племён.

Тибетские власти также должны были спровоцировать выступление китайцев и непальцев против англичан – в провинциях Северный Сиккам, Юннань, Сетчуань и Кансу. Для этого нужно было перебросить немецкую экспедицию также по советской территории через Пекин и Ланчжоу (необходимо было заручиться поддержкой и японских властей). Операция должна была обойтись в 2-3 млн. рейхсмарок. От СССР требовалось поддержать денежно и технически афганскую сторону.

В феврале и марте 1940 года Кляйст снова проводит несколько встреч с Молотовым. Советская сторона однозначно высказалась за поддержку тибетской экспедиции во главе с Шефером. По поводу второй части операции – афганской СССР продолжал раздумывать. Куратор германского сектора в НКИДе Александров гарантировал Кляйсту, что СССР даст без каких-либо проблем разрешение на проезд экспедиции Шефера. Советская сторона даже была готова направить рекомендательные письма в китайские органы власти (как Чан-Кайши, так и Мао Дзедуну, контролировавшему юго-запад Китая).

В Тибет для подстраховки (вдруг провалится один из путей) первый путь немецкой экспедиции из ССовцев лежал через Алма-Ату. Второй – через китайский Кашгар. Шефер должен был подкупить тибетских князей начать выступления против англичан в Южном Тибете, Сиккиме и Бутане. Германия обещала передать Тибету часть районов Северного Сиккима, которые в начале столетия оккупировали англичане.

Советское участие в тибетской части вторжения заключалось не только в транзите немцев через свою территорию, но и предоставлении транспорта и горючего. В случае удачного начала боевых действий тибетцев против англичан, СССР соглашался «стимулировать» и афганцев для выступления. Таким образом, английская Индия попадала бы в огненную дугу – на западе (в районе нынешнего Пакистана) афганцы, на севере тибетцы, на юго-востоке китайские племена. Тогда была бы высока вероятность начала и всеиндийского восстания против англичан.

Риббентроп, Шефер и Кляйст теперь сместили начало операции на май-июнь 1941 года. Но в апреле 1940 года в окружении Гитлера побеждает точка зрения Альфреда Розенберга – азиатская операция чрезвычайно вредна для Германии, она подрывает потенциальный договор с Англией и резко усиливает позиции СССР в Центральной Азии.

План германского МИДа был сорван, СССР недоумевал о такой перемене позиции союзника. Последняя вялая попытка реанимировать проект была предпринята в июне-июле 1940 года – только через тибетский вариант. 10 июля 1940 года азиатский план войны Германии против английской Индии был окончательно похоронен.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *