Взяточничество в СССР

Среди архивных дел времён СССР иногда попадаются удивительные документы. К примеру, расследование в отношении заместителя министра местной промышленности РСФСР Павла Федосьевича Кравчука, которое было проведено  работниками ЦК КПСС и Комитета партийного контроля (КПК) при ЦК в 1952-1953 г.

Вся система местной промышленности была предназначена для удовлетворения спроса населения на товары повседневного народного потребления. Иначе говоря, производила дефицитные товары.

Потребность в дефиците испытывали и перекупщики Они готовы были покупать его большими партиями и у работников торговли, руководителей и сотрудников предприятий местной промышленности. Поэтому пост Павла Кравчука, был очень значительным.

Опыт руководства производством Кравчук получил ещё в 1941 года, когда возглавлял Управление промкооперации при Совете министров РСФСР. Эта  система обеспечивала объёмы производства ходовых товаров, сравнимые с местпромом, а отличалась от него лишь тем, что кооперативы создавались в любом помещении, даже сараях, и использовали главным образом ручной труд. При этом кооперативы имели  гораздо большую свободу в обращении с наличными.

В отчете 1953 года о проверке его деятельности говорилось:

«В ЦК КПСС и КПК поступили заявления (без подписи) о том, что т. Кравчук П. Ф., будучи начальником Управления промкооперации при Совете Министров РСФСР, вел себя недостойно, что он является основным виновником допущения больших злоупотреблений, вскрытых в строительно-кооперативных организациях, после его освобождения от работы в промкооперации. Далее в заявлениях сообщалось, что т. Кравчук, являясь в настоящее время первым заместителем министра местной промышленности РСФСР, продолжает вести себя неправильно, установил близкие отношения со своим заместителем Чумичевым, который совершает злоупотребления по службе. В соответствии с Постановлением Секретариата ЦК от 21 апреля 1952 года произведена проверка, в результате чего установлено следующее. Тов. Кравчук, будучи в 1941-1950 гг. начальником Управления промкооперации, неразборчиво относился к подбору кадров, в связи с чем на ответственных должностях центрального аппарата управления промкооперации, а также в ряде промсоюзов и артелях оказалось много лиц, не заслуживающих политического доверия и не отвечающих деловым требованиям«.

Партийные следователи указывали на следующие факты:

«В 1949 г. местными партийными органами были сняты с работы и привлечены к ответственности за допущенные злоупотребления начальники управлений промкооперации Астраханской, Вологодской, Кемеровской, Молотовской, Рязанской, Свердловской областей, Башкирской АССР, Приморского и Краснодарского краев. Пять бывших ответственных работников центрального аппарата Управления промкооперации были арестованы органами милиции за взяточничество и служебные злоупотребления«.
Приводились и примеры:
«Тов. Кравчук не принимал необходимых мер по поступавшим к нему многочисленным сигналам о хищениях и растратах в организациях и артелях промкооперации, в результате чего государству был нанесен большой материальный ущерб и преступники долгое время оставались безнаказанными. Так, материалами проверок КПК было установлено, что в Мосгорутильпромсоюзе и его артелях в течение ряда лет безнаказанно совершались злоупотребления и хищения государственного и кооперативного имущества. Группой преступников был совершен ряд крупных спекулятивных операций с трофейным и нетабельным военным имуществом, полученным со складов военного ведомства. В результате указанных преступных действий государству причинен ущерб в сумме около 12 млн рублей, кроме того, расхищено 7 млн рублей кооперативных средств. Следственными органами по этому делу было привлечено к судебной ответственности 53 чел., в том числе председатель президиума Мосгорутильпромсоюза Макаров и его заместители Милевский и Баскаков (осуждены)«.

Проверяющие отмечали, что Кравчук был в курсе всех хищений:

«О непорядках в Мосгорутильпромсоюзе было хорошо известно Управлению промкооперации. Задолго до вскрытия хищений, в 1948 г., работник одной из артелей Николаева сообщала в управление о хищениях и недостойном поведении Макарова и, не добившись ничего, написала об этом в газету «Правда». Впоследствии пересланное в Управление письмо Николаевой не было проверено, а в «Правду» дана бюрократическая отписка. Не было также принято мер к пресечению злоупотреблений и в артели «Новый труд» (Астраханская область), где группа преступников во главе с бывшим председателем правления артели Лялиной, являвшейся женой бывшего начальника облуправления промкооперации, за три года расхитила 475 тыс. рублей«.

Цифры похищенного впечатляют даже сейчас, учитывая, что   среднемесячная зарплата по народному хозяйству в 1950 году равнялась 646 рублям. (Все суммы указаны в рублях до реформы 1961 года) Следователи приводят общие цифры потерь по промкооперации, руководимой Кравчуком:

«Всего за 1947-1949 гг. в артелях промкооперации растраты и хищения составили более 130 млн рублей, из которых половина списана на убытки; в 1949 году не были переданы в следственные органы дела о растратах на 15 млн рублей«.

В системе промкооперации действовали предприятия, которые ничего не платившие в бюджет организации:

«Органами госконтроля было выявлено в промкооперации более 2300 беспатентных предприятий, 1550 лжецехов и мастерских и 3 тыс. единиц оборудования, принадлежащего частнику. Потери от бесхозяйственности в системе промкооперации ежегодно достигали 200 млн рублей«.

КПК принял мягкое постановление в отношении Кравчука, несмотря на то, что это были сталинские времена.

«Решением КПК от 17 августа 1950 года,— говорилось в том же отчете,— т. Кравчуку за неразборчивое отношение к подбору кадров и непринятие своевременных мер по сигналам о хищениях в бытность его начальником Управления промкооперации объявлен строгий выговор с занесением в учетную карточку«.

С поста начальника Управления промкооперации его тут же сняли, но после он получил назначение в Министерство местной промышленности РСФСР. начальником Главного управления по материально-техническому снабжению.

Уже после перехода Кравчука на новую работу выяснилось, что под крышей промкооперативов действовала сеть по хищению бюджетных средств. В том же отчете по расследованию деятельности Кравчука говорилось:

«Вскоре после освобождения т. Кравчука от обязанностей начальника Управления промкооперации Советом Министров СССР были вскрыты большие злоупотребления в строительных и проектных артелях промысловой и лесопромысловой кооперации. Пробравшимися к руководству в артелях жуликами и проходимцами был создан ряд лжекооперативных организаций («Прогресс», «Монтажремстрой» и др.). Расхитители заключали договоры с различными предприятиями на производство строительных работ и путем завышения смет, калькуляций, расценок, а также объемов работ перекачивали государственные средства в созданные ими лжеартели, а затем значительную часть этих средств по сфабрикованным и подложным документам с помощью подставных лиц расхищали. Постановлением Совета Министров СССР от 5 ноября 1950 года за хищение государственной и кооперативной собственности и взяточничество был привлечен к судебной ответственности ряд бывших работников промкооперации, в том числе из артели «Прогресс» — Гайдук, Куликов, Щербаков, Тумашевский, председатели артелей «30 лет Октября» — Зильберман, «Алабинский металлист» — Фомин, «Красный химик» — Рабинович и «Универпром» — Курзинер, из артелей «Разнопром» — Рафалович и «Культкомбината» — Черномордик. Впоследствии по этим материалам Прокуратурой СССР была разоблачена и арестована большая группа преступников в промысловой и лесопромысловой кооперации, расхитившая только по двум лжеартелям («Строитель» и «Прогресс») около 4 млн руб., в том числе по артели «Прогресс» системы промкооперации — 1 069 664 рубля. Одним из главных преступников Закалинским (осужден к 25 годам ИТЛ), который начал свою преступную деятельность, будучи главным инженером ремонтно-строительного цеха лжеартели «Прогресс», а затем продолжал ее в лжеартели «Строитель», лично похищено более 470 тыс. рублей. О масштабах этого преступного дела говорит также то, что в качестве подставных лиц, с помощью которых производилось хищение средств, было вовлечено несколько сот человек. По этому делу Верховным судом РСФСР в 1951-1952 гг. проведено три больших судебных процесса и вынесены приговоры об осуждении на длительные сроки 39 человек, в том числе 15 бывших работников промкооперации«.

Вскоре появились другие разоблачения:

«Во исполнение решения Правительства от 5 ноября 1950 года новым руководством Управления промкооперации была проведена ревизия финансово-хозяйственной деятельности других строительно-кооперативных организаций, которая вскрыла наличие еще 27 лжеартелей. Большие непорядки и злоупотребления были вскрыты также в деятельности погрузочно-разгрузочных артелей. Только в г. Москве за 1947-1950 гг. было растранжирено более 30 млн рублей государственных средств путем чрезмерно высоких начислений артелями «орграсходов» к заработку грузчиков, обслуживавших государственные предприятия. Злоупотребления имели также место во многих транспортных артелях«.

Следователи в 1953 году писали:

«Тов. Кравчук, как бывший начальник Управления промкооперации, несет ответственность за созданную им обстановку полной бесконтрольности и игнорирования сигналов о злоупотреблениях в артелях, в результате чего стали возможны крупные хищения государственных и кооперативных средств в системе промкооперации. Он, например, в 1949 г. располагал материалами о лжекооперативной деятельности ряда лиц строительной артели «Монтажремстрой», однако не сделал из этого необходимых выводов и не принял мер к пресечению злоупотреблений в других строительных артелях, которые впоследствии были вскрыты правительством«.

Недогадливость отличала Кравчука и на новой должности:
«Установлено далее, что т. Кравчук, работая с августа 1950 года в Министерстве местной промышленности РСФСР, допускает непартийные поступки. Будучи начальником Главного управления по материально-техническому снабжению, он взял себе в качестве заместителя Чумичева А. А., который в прошлом (1926 г.) был исключен из кандидатов в члены партии за растрату государственных средств и судебными органами был осужден на 1 год и 3 месяца лишения свободы… Тов. Кравчук и Чумичев допускали факты грубого нарушения установленного законом порядка отпуска материалов предприятиям. Так, в декабре 1950 г. ими было отпущено более 16 тонн растительного пищевого масла некоему Хайкину для фабрики «Ширпотреб» Ухтомского райпромкомбината. В июле 1951 г. тому же Хайкину они выдали еще 5 тонн масла, 5 тонн белоцинка и 5 тонн сухих белил. Как выяснилось впоследствии, указанные материалы были отпущены Хайкину, минуя снабженческие организации, на изготовление не планируемой этой фабрикой лакокрасочной продукции и без заключения Главместпромснабом договоров на поставку фабрикой «Ширпотреб» лакокрасочной продукция для внутрисистемного снабжения. Проведенными ревизиями финансово-хозяйственной деятельности возглавлявшегося Хайкиным лакокрасочного цеха фабрики «Ширпотреб» установлено, что в этом цехе не было никакого учета в расходовании материалов и реализации изготовляемой продукции. Проходимец и делец Хайкин сбывал дефицитную лакокрасочную продукцию, минуя торговые организации, «внерыночным потребителям». Приказом Министерства местной промышленности от 31 июля 1952 года лакокрасочный цех фабрики «Ширпотреб» Ухтомского райпромкомбината, как не имеющий сырьевой базы, закрыт, материалы в отношении Хайкина переданы следственным органам«.
Странным оказалось наказание для сотрудников министерства. Чумичев попал под следствие,а Кравчук получил пост первого заместителя министра. Только после проверки 1952-1953 годов КПК предложил освободить его от должности, а также наказать по партийной линии.

Однако:

«За то, что после сделанного по прежней работе партийного предупреждения т. Кравчук П. Ф., находясь на руководящей работе в Министерстве местной промышленности РСФСР, продолжал вести себя неправильно, объявить ему строгий выговор с предупреждением и занесением в учетную карточку«.

Получалось одно из двух: либо системой производства дефицитных товаров больше десяти лет руководил удивительно наивный человек, либо в стране существовала разветвленная система хищений и взяточничества, в которую было включено значительное количество чиновников различного уровня.

Подробнее 1
Подробнее 2

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *