Зоя Космодемьянская

Зоя Космодемьянская, (08.09.1923 — 29.11.1941) — первая из женщин, которой в Великую Отечественную войну было присвоено звание Героя Советского Союза (16.2.1942, посмертно).

Зоя Космодемьянская родилась в селе Осино-Гай Гавриловского района Тамбовской области, в семье потомственных местных священников.

Её дед, священник Пётр Иоаннович Космодемьянский, был замучен местными «строителями новой жизни», (за то, что он якобы прятал в церкви контрреволюционеров) которые в ночь на 27 августа 1918 года схватили его и после жестоких истязаний утопили в пруду. Тело священника было найдено только следующей весной во время паводка; по свидетельствам очевидцев, труп был совершенно неиспорченным и имел восковой цвет.

Отец девушки Анатолий, учился в духовной семинарии, но не окончил её; женился на местной учительнице Любови Чуриковой. В 1929 году семья оказалась в Сибири; по некоторым утверждениям они были сосланы но по свидетельству самой Любови Космодемьянской, опубликованному в 1986 г., бежали в Сибирь, спасаясь от доноса. В течение года семья жила в селе Шиткино на Енисее, однако затем сумела переехать в Москву, по некоторым данным благодаря хлопотам сестры Л.Космодемьяской, служившей в Наркомпросе. В детской книге «Повесть о Зое и Шуре» Л.Космодемьянская также сообщает, что переезд в Москву произошел после письма сестры Ольги. А.Космодемьянский умер в 1933 году после операции на кишечнике, и дети (Зоя и её младший брат Александр) остались на воспитании матери.

В школе Зоя училась хорошо, особенно увлекалась историей и литературой, мечтала поступить в Литературный институт. Однако, из-за прямолинейного и максималистского характера её отношения с одноклассниками складывались не самым лучшим образом — сначала её избрали комсомольским групоргом в 1938 году, но потом не переизбрали. Результатом была нервная болезнь. По свидетельству Любви Космодемьянской от 10 февраля 1942 года, Зоя болела нервным заболеванием с 1939 г, когда переходила из 8-го в 9-й класс У нее было нервное заболевание по той причине, что ее ребята не понимали. Ей не нравилось непостоянство подруг: как иногда бывает, — сегодня девочка поделится своими секретами с одной подругой, завтра — с другой, эти поделятся с другими девочками и т. д. Зоя не любила этого и часто сидела одна. Но она переживала все это, говорила, что она одинокий человек, что не может подобрать себе подругу.

В 1940 году она перенесла острый менингит, после которого проходила реабилитацию (зимой 1941 г.) в санатории по нервным болезням в Сокольниках, где подружилась с лежавшим там же писателем Аркадием Гайдаром. В том же году окончила 9 классов средней школы 201, несмотря на большое количество пропущенных по болезни занятий. (Горинов, Отеч. История, 2003)

Горинов заключает:
В приведенных воспоминаниях и документах Зоя Космодемьянская предстает перед нами натурой сложной, утонченной, романтически-возвышенной, болезненно реагирующей на несовершенство мира, его несоответствие высоким идеалам. Разрыв между мечтой и действительностью переживается ею необычайно остро, приводит девочку к отчуждению от окружающих, одиночеству, нервному срыву. Через год к этому добавляется тяжелейшая болезнь. Однако Зоя находит в себе душевные и физические силы вынести мучительный курс лечения, преодолеть болезнь, догнать в учебе одноклассников.

В октябре 1941 г. Зоя добровольцем поступает в разведывательно-диверсионную часть. 31 октября 1941 года в Зоя, в числе 2000 комсомольцев-добровольцев, явилась к месту сбора в кинотеатре Колизей и оттуда была доставлена в диверсионную школу, став бойцом разведывательно-диверсионной части, официально носившей название партизанской части 9903 штаба Западного фронта. После трёхдневного обучения, Зоя в составе группы была 4 ноября переброшена в район Волоколамска, где группа успешно справилась с заданием (минирование дороги).

17 ноября вышел Приказ ВГК № 428, предписывавший лишить «германскую армию возможности располагаться в сёлах и городах, выгнать немецких захватчиков из всех населённых пунктов на холод в поле, выкурить их из всех помещений и тёплых убежищ и заставить мёрзнуть под открытым небом», с каковой целью «разрушать и сжигать дотла все населённые пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40—60 км в глубину от переднего края и на 20—30 км вправо и влево от дорог».

Во исполнение этого приказа, 18 (по другим сведениям — 20) ноября командиры диверсионных групп части 9903 П. С. Проворов (в его группу вошла Зоя) и Б. С. Крайнев получили задание сжечь в течение 5-7 дней 10 населённых пунктов, в их числе деревню Петрищево Рузского района. Участники групп имели по 3 бутылки с зажигательной смесью, пистолет (у Зои это был наган), сухой паёк на 5 дней и бутылку водки. Выйдя на задание вместе, обе группы (по 10 человек в каждой) попали под обстрел у деревни Головково (10 км от Петрищева), понесли тяжёлые потери и частично рассеялись; их остатки объединились под командованием Бориса Крайнева. 27 ноября в 2 часа утра Борис Крайнев, Василий Клубков и Зоя Космодемьянская подожгли в Петрищеве три дома (дома Кареловой, Солнцева и Смирнова); при этом у немцев погибли 20 лошадей.

О дальнейшем известно, что Крайнев не дождался Зои и Клубкова в условленном месте встречи и ушёл, благопоплучно вернувшись к своим; Клубков был схвачен немцами; Зоя разминувшись с товарищами и оставшись одна, решила вернуться в Петрищево и продолжить поджоги, что было ошибкой, так как и немцы, и местные жители были настороже и немцы создали охрану из петрищевских мужчин, которым были розданы белые повязки и которые следили за появлением поджигателей.

С наступлением вечера 28 ноября при попытке поджечь сарай С. А. Свиридова (одного из стражников) Зоя была замечена хозяином, который позвал квартировавших у него немцев, и захвативших девушку (около 7 часов вечера). Свиридов за это был награждён бутылкой водки (впоследствии приговорен судом к расстрелу). На допросе она назвалась Таней и не сказала ничего определённого. Раздев догола, её пороли ремнями, затем приставленный к ней часовой на протяжении 4 часов водил ее босой, в одном белье, по улице на морозе. К истязаниям над Зоей пытались присоединиться также местные жительницы Солина и Смирнова (погорелица), но были изгнаны хозяйкой избы, перед тем бросив в Зою котелок с помоями (Солина и Смирнова впоследствии были приговорены к расстрелу).

В 10:30 следующего утра, Зою вывели на улицу, где уже была сооружена виселица; на грудь ей повесили табличку с надписью Поджигатель. Когда Зою подвели к виселице, Смирнова ударила её по ногам палкой с криком: Кому ты навредила? Мой дом сожгла, а немцам ничего не сделала.

Саму казнь одна из свидетельниц описывает следующим образом: До самой виселицы вели её под руки. Шла ровно, с поднятой головой, молча, гордо. Довели до виселицы. Вокруг виселицы было много  немцев и гражданских. Подвели к виселице, скомандовали расширить круг вокруг виселицы и стали её фотографировать… При ней была сумка с бутылками. Она крикнула: «Граждане! Вы не стойте, не смотрите, а надо помогать воевать! Эта моя смерть — это моё достижение». После этого один офицер замахнулся, а другие закричали на неё. Затем она сказала: «Товарищи, победа будет за нами. Немецкие солдаты, пока не поздно, сдавайтесь в плен». Офицер злобно заорал: «Русь!» «Советский Союз непобедим и не будет побеждён», — все это она говорила в момент, когда её фотографировали… Потом подставили ящик. Она без всякой команды стала сама на ящик.  Подошёл немец и стал надевать петлю. Она в это время крикнула: «Сколько нас ни вешайте, всех не перевешаете, нас 170 миллионов. Но за меня вам наши товарищи отомстят». Это она сказала уже с петлёй на шее. Она хотела ещё что-то сказать, но в этот момент ящик убрали из-под ног, и она повисла. Она взялась за верёвку рукой, но немец ударил её по рукам. После этого все разошлись.«

Тело Зои провисело на виселице месяц; под Новый 1942 год пьяные немцы сняли его с виселицы и изрезали ножами. После этого тело было похоронено.

Впоследствии Зоя была перезахоронена на Новодевичьем кладбище в Москве.

О судьбе Зои стало широко известно из статьи Петра Лидова «Таня,» опубликованной в газете Правде 27 января 1942 г. Автор случайно услышал о казни в Петрищеве от свидетеля — пожилого крестьянина, которого потрясло мужество неизвестной девушки: Ее вешали, а она речь говорила. Ее вешали, а она всё грозила им. Лидов отправился в Петрищево, подробно расспросил жителей и на основе их расспросов опубликовал статью. Утверждали, что статью отметил Сталин, якобы сказавший: вот народная героиня, и именно с этого момента берёт свое начало пропагандистская кампания по возвеличению Зои Космодемьянской. Её личность была вскоре установлена, об этом сообщила Правда в статье Лидова от 18 февраля «Кто была Таня»; ещё раньше, 16 февраля, был подписан указ о присвоении ей звания Героя Советского Союза (посмертно).

 

Зоя Космодемьянская: Один комментарий

  1. Пора ставить точки над i.Первое,хотя вы и отплёвываетесь от этого,но в первые недели войны А.Гитлер,(и не карлик по сравнению со Сталиным,которого умнейший Троцкий называл » интендантом Гитлера»,страшно боялся его военной мощи), а джентльмен отдал приказ о беспощадной борьбе с партизанами, т.е.с НКВД),как вступающими в неразрешимое противоречие с Женевской и иными Конвенциями.(Попробовали бы вы в боксе дать своему оппоненту по яйцам!) На той стороне знали,что такое приказы фюрера. Второе,был прецедент на Крите,когда захватившие этот остров германские солдаты отделили полностью экипированных английских пленных от мирного населения, стрелявшего в спину германских солдат. Последних совершенно справедливо расстреливали.Это-война со своими жестокими законами.Гитлер — серьёзнейший враг, без легкомысленного к себе отношения.Дальше делайте выводы сами. .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *