Проект 659

    Возможности размещения крылатых ракет (КР), предназначенных для стрельбы с борта подводной лодки по берегу, исследовались в Германии еще в конце Второй моровой войны. В 1946 году работы в этом направлении были начаты и в СССР. На основе изучения немецкого опыта группой специалистов под руководством вице-адмирала Л. Г. Гончарова, а также использования ряда отечественных наработок, в Советском Союзе были выбраны три ключевых направления развития морского ракетного вооружения: баллистические ракеты, крылатые ракеты (КР) и зенитные ракеты.

Баллистические ракеты в 50-х гг. рассматривались советским военным руководством как «абсолютное» оружие, не имеющее средств противодействия. В то же время крылатые ракеты, обладающие характеристиками, близкими к характеристикам реактивных истребителей первого поколения, теоретически могли быть перехвачены существующими средствами ПВО. В то же время по сравнению с баллистическими ракетами КР имели ряд преимуществ — хорошо отработанная, достаточно традиционная конструкция, лучшие, чем у баллистических ракет, массо-габаритные характеристики, меньшая стоимость.

В 1955 году на вооружение ВМС США была принята крылатая ракета «Регулус»1 (максимальная дальность — 400 км), под которую переоборудовали дизель-электрическую подводную лодку «Танни» (тип «Балао»). Старт этой дозвуковой ракеты осуществлялся из надводного положения. Использование радиокомандной системы наведения требовало привлечения специальных надводных кораблей или ПЛ, которые обеспечивали бы наведение ракеты на конечном участке траектории. При этом могли обстреливаться лишь цели, находящиеся на небольшом удалении от побережья. Все это резко ограничивало боевые возможности американского комплекса. В результате в 1958 году КР «Регулус»1 была снята с вооружения. Прекратились работы и по созданию более совершенной сверхзвуковой КР «Регулус»2.

Однако в СССР к морским КР сложилось несколько иное отношение. Во второй половине 50-х годов это оружие признавалось достаточно перспективным.

Разработка морских крылатых ракет, предназначенных для поражения береговых целей, велась в ОКБ С.А. Лавочкина (П-40), С.Б. Ильюшина (П-20) и Г.М. Бериева (П-10). В частности, для оснащения атомных подводных лодок с крылатыми ракетами (ПЛАРК — подводная лодка атомная с ракетами крылатыми) проектов П-627А и 653 создавалась мощная сверхзвуковая ракета П-20. Однако попытки разместить на корабле КР при традиционном подходе к решению конструкторских задач вели к тому, что пусковое оборудование подводных лодок получалось чрезмерно тяжелым и громоздким. В результате ПЛАРК могла нести лишь одну-две ракеты (концепция П-20 оправдывалась лишь большой дальностью стрельбы — порядка 3500 км, значительно превосходящей дальность других стратегических средств ВМФ).

Иной путь избрал В.Н.Челомей, предложивший разместить относительно легкую КР со сложенными крыльями в пусковом контейнере. Это стало возможным благодаря созданию оригинального автомата раскрыва крыла, срабатывающего после выхода ракеты из контейнера. В результате значительно упростился и ускорился процесс запуска. Кроме того, появилась возможность при сохранении водоизмещения в несколько раз увеличить боекомплект подводной лодки.

Предложением Челомея заинтересовалось руководство ВМФ и новый Главнокомандующий — С.Г. Горшков. Экспертиза, проведенная с участием таких специалистов, как академики М.В. Келдыш, А.А. Дародицын и А.Ю. Ишлинский также дала положительную оценку проекту. В результате было принято правительственное решение об образовании в подмосковном Реутове под руководством В.Н.Челомея ОКБ-52, которому было поручено создание крылатой ракеты П-5 с дальностью 350 км (постановление от 19 июня 1955 г.).

Первоначально комплекс П-5 предназначался для дооснащения дизель-электрических подводных лодок, конкурируя с «бериевским» комплексом П-10, являвшимся аналогом американского комплекса «Регулус»2.

Первый пуск П-5 состоялся 12 марта 1957 г. с качающегося стенда СН-49 на Белом море. А 22 ноября того же года ракета стартовала с борта опытной ПЛ С-146 (переоборудованная лодка 613-го проекта). В результате сравнительных испытаний предпочтение было отдано «челомеевскому» комплексу, который был официально принят на вооружение 19 июня 1959 г. Им было оснащено шесть лодок 644-го и шесть — 665-го проектов (созданы на базе ПЛ 613-го проекта, несли, соответственно, по две и по четыре ракеты).

Однако для более надежного поражения целей на территории США, располагавших мощными противолодочными силами, было целесообразно разместить стратегическое ракетное оружие на менее уязвимых, чем ДЭПЛ, носителях — атомных подводных лодках.

Разработка технического проекта подводного ракетоносца проекта 659 с КР П-5 осуществлялась в соответствии с правительственным постановлением от 26 августа 1956 г.

Главными конструкторами проекта последовательно являлись П.П. Пуснынцев и Н.А. Климов. Главным наблюдающим от ВМФ был назначен Ю.С.Вольфсон.

Одновременные работы над ‘»стратегическими атомоходами» (с крылатыми и баллистическими ракетами) в одном и том же конструкторском бюро предполагало максимальную степень унификации общекорабельных технических решений. При этом как проект 658, так и проект 659 «выросли» из торпедной АПЛ 627-го проекта.

19 октября 1957 г. на заседании Президиума ЦК КПСС рассматривался ход строительства советского подводного ракетоносного флота. Был утвержден перспективный план строительства подводных лодок, в соответствии с которым уже к 1961 году предполагалось передать флоту 32 ПЛ с крылатыми ракетами П-5. Продолжение строительства носителей этих ракет планировалось и в VII пятилетке (1961-1965 гг.).

Строительство лодок было развернуто в Комсомольске-на-Амуре (ПЛАРК проекта 659 стали первыми атомоходами, построенными на Дальнем-Востоке). Головной корабль — К-45 — был заложен 28 декабря 1957 г., спущен на воду 12 мая 1960 г., а приемный акт на него был подписан 28 июня 1961 г. Первым командиром лодки был назначен капитан 2 ранга В.Г. Белашев, под командованием которого К-45 успешно прошла испытания, завершившиеся длительным автономным плаванием. В ходе испытаний корабль прошел 7073 мили, из них 2569 миль — в подводном положении. Лодка вошла в состав 26-й дивизии, ставшей первым соединением ТОФ, оснащенным атомоходами. За первой отечественной ПЛАРК последовали К-59, вступившая в строй 10 декабря 1961 г., К-66 (10 декабря 1961 г.), К-122 (13 апреля 1962 г.) и К-259 (декабрь 1962 г.).

Подводная лодка имела двухкорпусную архитектуру. Прочный корпус диаметром 6,8 м делился на девять водонепроницаемых отсеков. Конструкция обеспечивала надводную непотопляемость при заполнении водой любого из отсеков.

Корабль был оснащен ГЭУ номинальной мощностью 35.000 л.с., включавшей два водоводяных реактора ВМ-А (2 х 70 мВт). Имелось две группы аккумуляторов по 112 элементов, два электродвигателя подкрадывания ПГ-116 (2 х 450 л. с.) и два дизельгенератора постоянного тока ДГ-400. Имелась гидроакустическая станция МГ-200 «Арктика», шумопеленгатор МГ-15, станция обнаружения гидроакустического облучения МГ-13 и другое целевое оборудование. Ракетное вооружение корабля составляли шесть крылатых ракет П-5. Ракета снабжалась ядерной боевой частью, унифицированной с БЧ баллистической ракеты Р-11ФМ (первоначально ее мощность составляла 200 кг, затем была увеличена до 650 кг). Диаметр корпуса КР составлял 1,0 м, длина — 10,8 м и размах крыла — 3,7 м. Ее стартовая масса равнялась 5200 км, максимальная скорость полета соответствовала М=0,9-1,0, максимальная дальность стрельбы составляла 350 км. Полет проходил на высоте 800-900 м. Силовая установка КР включала стартовый твердотопливный ускоритель и маршевый ТРД КРД-26 (2250 кгс). Система управления включала автопилот, счетчик времени и барометрический высотомер.

Ракета на подводной лодке транспортировалась в герметическом контейнере (диаметр 1,65 м, длина 12 м), заполненном азотом. Подготовка ракеты к старту осуществлялась дистанционно с пульта управления, расположенного в первом отсеке подводной лодки. Время подъема контейнера из походного в боевое положение (14°) — 125 секунд. Ракетные контейнеры размещались в надстройке (по три на борт). Старт мог выполняться только из надводного положения при волнении моря до 4-5 баллов и скорости хода до 8 узлов.

Торпедное вооружение ПЛАРК 659-го проекта включало четыре 533-мм носовых торпедных аппарата (20 торпед СЭТ-53м и 53-61, максимальная глубина стрельбы — 100 м), а также четыре кормовых ТА калибром 400 мм (максимальная глубина стрельбы — 240 м).

Ракетоносцы 659-го проекта провели свою относительно короткую службу на Тихоокеанском флоте. В сфере досягаемости их ракет находились цели на Западном побережье США (где находились, в частности, крупнейшие авиазаводы фирмы Боинг в Сиэтле и другие важные промышленные, военные и административные центры), Гавайя, Япония, Панамский канал. Вероятно, ПЛАРК проекта 659 рассматривались и как перспективные корабли для вооружения молодого китайского военно-морского флота (однако охлаждение советско-китайских отношений в начале 60-х годов на несколько десятилетий прервало военно-техническое сотрудничество между двумя великими державами).

Сопоставляя характеристики «главного калибра» лодок 659-го проекта и возможности средств ПВО основного потенциального противника — США, следует признать, что ракеты П-5 имели на рубеже 50-60-х годов весьма высокие шансы поразить назначенные цели. Наиболее мощный американский ЗРК зональной ПВО того времени «Найк Геркулес» мог бороться с воздушными целями, летящими на высотах не менее 1,5 км, а маловысотный комплекс «Хок» обладал дальность стрельбы, не превышающей 18 км, что позволяло прикрыть этими ракетами лишь ограниченное число объектов. Весьма скромные возможности по борьбе с ракетами типа П-5 имела и истребительная авиация США, основу которой в те годы составляли дозвуковые истребители, не способные бороться с целями, летящими на высоте нескольких сот метров с трансзвуковой скоростью. Сверхзвуковые истребители перехватчики второго поколения — F-101B, F-102, F-104 и F-106, начавшие поступать на вооружение ВВС США в конце 50-х годов, могли поражать своими управляемыми ракетами лишь воздушные цели, летящие на средних и больших высотах, что делало эти самолеты также практически «безвредными» для П-5.

Однако прогнозируемое совершенствование средств противовоздушной обороны потребовало и повышения боевых возможностей крылатых ракет. С 1958 года началась разработка ракеты П-5Д, в состав БРЭО которой вошел допплеровский измеритель скорости и сноса, что позволило повысить точность стрельбы в два-три раза (КВО составило 4 км). Максимальная дальность стрельбы возросла до 500 км. 2 марта 1962 г. П-5Д была принята на вооружение. В 1959 году началось создание КР П-5СН с радиовысотомером (что позволило уменьшить высоту крейсерского полета до 300-400 м, практически недоступную для истребителей-перехватчиков того времени). Велись работы и по снижению радиолокационной заметности (сегодня это называется технологией «стелс»). Все эти меры должны были существенно повысить боевые возможности комплекса, обеспечивая его способность преодолевать средства противовоздушной обороны США. Однако принципиальный недостаток КР — надводный старт, существенно увеличивающий уязвимость корабля-носителя, — устранить так и не удалось. В результате в 1964 году было решено отказаться от стратегических КР, оставив их на вооружении подводных лодок лишь в качестве «второстепенного» оружия, лишь дополняющего противокорабельные оперативные ракеты П-6, также созданные под руководством В.Н.Челомея.

Из-за технической невозможности переоснащения ПЛАРК проекта 659 новым противокорабельным ракетным комплексом было решено переоборудовать эти подводные лодки в торпедные. С августа 1965 г. по конец 1969 года все корабли на судоремонтном заводе в Большом Камне под Владивостоком по проекту 659Т, выполненному в ЦКБ-18 (главный конструктор О.Я.Марголин), были переделаны в атомные торпедные подводные лодки. Ракетное вооружение было снято, вырезы в легком корпусе зашиты, а антенна РЛС управления ракетной стрельбой «Север» — демонтирована. Параллельно было усилено торпедное вооружение лодок.

В 1980 году АПЛ К-66 после аварии была поставлена на консервацию. 21 августа 1983 г. на К-122 произошел пожар, в результате которого погибло 14 человек (лодку было решено не восстанавливать). В 90-х годах все АПЛ проекта 659Т были выведены из состава флота и переданы на утилизацию.

Характеристика ПЛАРК проекта 659:
Длина наибольшая                                  111,2 м
Ширина наибольшая                                9,2 м
Средняя осадка                                        7,6 м
Водоизмещение:
— нормальное                                            3731 м3
— полное                                                    4920 м3
Предельная глубина погружения            300 м
Рабочая глубина погружения                  240 м
Полная скорость подводного хода          29 уз
Надводная скорость                                 21 уз.
Автономность                                           50 сут.
Экипаж                                                      120 чел.

Источник: «Техника и вооружение» 5-6’2000
Авторы: В.ИЛЬИН, А.КОЛЕСНИКОВ

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *