Истоки холодной войны: как Сталин расстроил планы создания «нового мирового порядка» (Часть II)

Часть 1

Многочисленной армии консервативно мыслящей части населения, особенно в США, совершенно чужд по духу тот факт, что СССР при Сталине помешал созданию мирового порядка, при котором нас сразу после Второй мировой войны вполне могла поработить всемирная центральная власть. Этот вопрос из сферы realpolitik соседствует с другим фактором политического реализма. Заключается он в том, что Нью-Йорк и Вашингтон исторически являлись столицами мировой революции [1]. Глобалистские элиты вкладывали деньги в революционные движения, в то время как Сталин деятельно уничтожал международный большевизм, считая его троцкистской угрозой, а также ликвидировал многие аспекты социальных экспериментов большевиков у себя в стране. Это исследование посвящено тем махинациям и интригам, при помощи которых Вашингтон пытался навязать миру после войны новый мировой порядок, а также сталинской реакции на эти действия. В нем делается попытка освещения тех событий, которые продолжают оказывать существенное влияние на политику США и России.

План холодной войны Совета по международным отношениям

Для отказа, а по сути дела, для уничтожения основ ООН во имя «нового мирового порядка» Совет по международным отношениям как самопровозглашенное «внешнеполитическое ведомство» США должен был провести переоценку СССР. [32]

Гросс заявляет, что СССР на интернационалистские предложения о создании послевоенного «нового мирового порядка» твердо ответил «нет»: «Во вполне традиционной для себя манере стратеги из совета создали исследовательскую группу, чтобы та проанализировала наступающий мировой порядок«. Они предусматривали создание совместной исследовательской группы в составе представителей совета и СССР в целях подготовки предложений для «будущего мирового порядка»:

Директор новой исследовательской программы совета Перси Бидуэлл (Percy Bidwell) еще в январе 1944 года осторожно прозондировал почву в советском посольстве, чтобы пробудить интерес к совместному проекту. Его принял посол Андрей Громыко, чьи ответные слова стали знакомы всему миру на многие годы вперед. Благодаря Громыко русское слово «нет» вошло в английский язык. Безо всяких претензий на дипломатический такт посол (вскоре он станет министром иностранных дел) сказал людям из совета, что не позволит ни одному ответственному советскому представителю вступать в такие дискуссии. [33]

Политика, которую Соединенные Штаты выработали в отношении СССР, называлась «сдерживанием». Термин этот придумал дипломат и член Совета по международным отношениям Джордж Кеннан (George Kennan).[34] Гросс откровенно и искренне описывает ту таинственную (заговорщическую?) манеру, в которой совет оказывал влияние на политику холодной войны:

Совет по международным отношениям находился в самом центре работы по созданию общественных институтов начального периода холодной войны, но всегда действовал из-за кулис. Будучи тем форумом, который обеспечивал интеллектуальное стимулирование и придавал энергию этой деятельности, совет давал возможность своим подготовленным членам представлять общественности самые современные и передовые мысли и идеи. Но при этом он старался не выпячивать свою роль как источника возникновения этих идей. [35]

В первом докладе Джорджа Франклина (George S Franklin) в 1946 году прозвучала рекомендация пытаться как можно активнее работать с СССР, «если и пока не станет совершенно ясно, что СССР не заинтересован в сотрудничестве…» Однако США при этом должны были добиваться такого сотрудничества с позиции военной силы:

Соединенные Штаты должны быть сильны не только в политическом и экономическом плане, но и в военном. Мы не можем допустить ослабления нашей военной мощи, если Россия не будет готова к одновременному сокращению своих сил. Этому мы придаем огромное значение.

Мы должны использовать любую возможность, чтобы взаимодействовать с Советами сейчас, пока они по своей мощи значительно нам уступают. Мы должны надеяться, что нам удастся построить наше сотрудничество на более прочной основе на не столь уж далекое будущее, когда они завершат процесс восстановления и значительно укрепят свои силы… . Мы выступаем за политику, в которой сочетались бы твердость, сдержанность и терпение. [36]

Но такой мягкий и примиренческий тон был полностью отвергнут. Гросс пишет:

Доклад Франклина от мая 1946 года, в котором выражалась осторожная надежда на создание отношений сотрудничества между Соединенными Штатами и Советским Союзом в предстоящие послевоенные годы, оказался мертворожденным. Руководство исследовательского комитета в июле решило отказаться от его публикации. А к ноябрю все симпатии к миролюбивой политике в отношении Москвы полностью исчезли из коридоров Харольд Прэтт Хауз (штаб-квартира Совета по международным отношениям — прим. перев.). [37]

После холодной войны

Приход к власти Горбачева, который с тех пор сделал себе имя на международной арене как один из представителей глобалистской элиты, а также непродолжительное пьяное междуцарствие Ельцина показывали, что Россия вроде бы начинает наконец входить в сообщество глобалистов. Каковы бы ни были тайные мотивы и факторы воздействия, заставившие президента Михаила Горбачева распустить советское государство, в 1991 году он создал фонд своего имени, цель которого заключалась в планировании «места и роли России в будущем мироустройстве», а также в проведении более масштабной политики содействия «глобализации». [38] Горбачев также видит более величественные цели, заявляя, что основополагающей идеей в деятельности фонда является движение к «новой цивилизации». [39]

В том самом году, когда Горбачев создал свой фонд в поддержку «нового мирового порядка», действуя в тандеме с другими аналитическими центрами глобалистов, такими как Фонд Сороса, Институт «Открытое общество» и т.д., президент Джордж Буш-старший с восторгом говорил о том, что с распадом советского блока может, наконец, появиться «новый мировой порядок», как это представляли себе основатели ООН:

…До настоящего времени наш мир это мир разделенный – мир колючей проволоки и бетонных блоков, мир конфликтов и холодной войны.

Теперь мы видим, как в поле зрения появляется новый мир. Мир, в котором есть вполне реальная перспектива для нового мирового порядка… Мир, где Организация Объединенных Наций, выйдя из тупика холодной войны, выполнит историческую миссию своих основателей…[40]

С приходом Путина надежды глобалистов на Россию снова угасли; появились влиятельные силы, еще более антагонистически относящиеся к включению России в «новый мировой порядок» [41]; и в стране усилилась сталинская ностальгия по статусу великой державы. Это становится очевидным, если взглянуть на позицию Совета по международным отношениям, отраженную в заголовке специального доклада этого «внешнеполитического ведомства с восточного побережья». Заголовок показательный – «Неправильное направление движения России: что могут и должны сделать Соединенные Штаты» (Russia’s Wrong Direction: What the United States Can and Should do). В этом докладе гегемонистское отношение правящей клики США даже не маскируется. В докладе полно всей этой старой риторики из арсенала холодной войны; его авторы сурово осуждают Путина за то, что он в своей внутренней и внешней политике поставил Россию на такой путь, который «создает проблемы для Соединенных Штатов». Новая рекомендация сегодняшнего дня – это «избирательное сотрудничество» с отказом от «партнерства, которое сейчас неосуществимо». Вывод во вступительной части звучит так – «Россия движется в неверном направлении«. [42]

Джон Эдвард (John Edward) и Джек Кемп (Jack Kemp) известны своими попытками привлечь «международное внимание» к попыткам Путина «запугать или оставить не у дел иностранные и российские неправительственные организации«. То есть, Путин попытался противостоять организациям, берущим свое начало в основном в сети Сороса и в Национальном фонде за демократию (National Endowment for Democracy) – организациям, которые создают революционные и подрывные группы, финансируют и готовят агитаторов, и несут ответственность за вспышки «цветных революций» на всей территории бывшего советского блока и за его пределами. [43].

В специальном докладе рабочей группы звучит жалоба на то, что сотрудничество сегодня стало скорее исключением, нежели правилом. Россию критикуют за то, что она «становится все более авторитарной», в то время как Америка в своей внешней политике продвигает по всему миру «демократию» [44] – то есть, свергает не поддающиеся американской гегемонии правительства при помощи неправительственных организаций, «запугиваемых» Путиным. Политика России на ее периферии также вызывает озабоченность [45]. Под этим подразумевается, что Россия не хочет появления на своих границах враждебных государств, таких как Грузия, которыми заправляют режимы, поставленные у власти всеми этими благородными неправительственными организациями из сети Сороса – и так далее. В связи с этим совет рекомендует активизировать работу «по ускоренному интегрированию этих государств с Западом». [46] Совет по международным отношениям рекомендует Конгрессу США напрямую вмешиваться в российский политический процесс, финансируя оппозиционные движения в России под маркой укрепления демократии, а также увеличивая ассигнования на программу Freedom Support Act (Акт в поддержку свободы) (в данном случае речь ведется конкретно о президентских выборах 2007-2008 года). [47] Примечательно, что одним из авторов доклада является  Марк Бжезинский (Mark F Brzezinski), работавший при Клинтоне советником по российским и евразийским делам в Совете национальной безопасности. А его отец Збигнев служил в администрации Картера. В докладе упоминается Антония Буа (Antonia W Bouis) как исполнительный директор-основатель Фонда Сороса (1987-1992 гг.), старший советник Rothschild Group Джеймс Хармон (James A Harmon) и другие.

Чего можно ожидать при Обаме в отношении России? Несмотря на всю свою предвыборную риторику, Обама проводит политику в том же направлении, что и предыдущие администрации. Марк Бжезинский был советником Обамы по внешней политике во время президентской кампании. [48] Особое значение имеет то, что к числу главных спонсоров принадлежит Джордж Сорос. А это резко повышает шансы на то, что политика в отношении России будет подрывной и враждебной.

К. Р. Болтон

[32] Питер Гросс в своей полуофициальной истории Совета по международным отношениям называет его «внешнеполитическим ведомством с восточного побережья». См. выше: Grosse, глава “’X’ Leads the Way,” <http://www.cfr.org/about/history/cfr/x_leads.html>
[33] Peter Grosse, там же, “The First Transformation”.
[34] Peter Grosse, там же, “X Leads the Way”. “X” это был Кеннан, анонимный творец политики.
[35] Там же.
[36]  Там же, “The First Transformation.,” <http://www.cfr.org/about/history/cfr/first_transformation.html>
[37] Там же.
[38] The Gorbachev Foundation, “About Us, The Foundation Projects and Structural Subdivisions,” <http://www.gorby.ru/en/rubrs.asp?rubr_id=302>
[39] Там же.
[40] Джордж Буш-старший, выступление в Конгрессе США, 6 марта 1991 г.
[41] Например, «евразийская» концепция, главным поборником которой является руководитель Центра консервативных исследований МГУ, кандидат наук Александр Дугин, который выступает за «многополярный» мир с «векторами» силовых блоков, как альтернативу глобализации.
[42] Jack Kemp, и др, Russia’s Wrong Direction: What the United States Can and Should do, доклад независимой рабочей группы №57 (Нью-Йорк, Совет по международным отношениям, 2006 г.). Полный текст публикации можно найти на: < http://www.cfr.org/publication/9997/>
[43] Ричард Н. Хаасс (Richard N Haass), президент Совета по международным отношениям, там же.
[44] Там же, 4.
[45] Там же, 5.
[46] Там же, 6.
[47] Там же, 7.
[48] Michael Hirsh, “The Talent Primary,” Newsweek, 17 сентября 2007 г.
[49] K R Bolton, Obama – Catspaw of International Finance,  28 августа, 2008 г., <http://www.rense.com/general83/cats.htm>

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *