Советская лампа Авдеева

У всех на слуху имена наших гениальных технарей-конструкторов типа Александра Попова, Сергея Королева, Михаила Калашникова. Их, увы, не так много, как хотелось бы, но при этом некоторые и вовсе незаслуженно забыты, хотя стоит их знать и гордиться ими! Один из таких гениев невидимого фронта — Валентин Николаевич Авдеев, принесший отечественным вооруженным силам, пожалуй, пользы едва ли не больше, чем знаменитый Калашников!

На рубеже 40-х и 50-х годов в электронике, которая, как и все научные достижения того времени, первым делом попадала в военную индустрию, произошел колоссальный прорыв — американский изобретатель, нобелевский лауреат по физике Уильям Брэдфорд Шокли разработал первый в мире транзистор. Маленький металлический цилиндр размером с наперсток с кристаллом полупроводника внутри и тремя проволочными выводами перевернул саму суть конструирования аппаратуры — он позволял отказаться от радиоламп, огромных по сравнению с транзистором, чудовищно энергопрожорливых, хрупких, ненадежных, имеющих малый срок жизни…

Разумеется, американская военная аппаратура тут же начала стремительно миниатюризироваться. А на пороге была космическая эра — там вопросы компактности и надежности техники вставали еще острее. Да и холодная война с её гонкой вооружений ставила новые задачи, в решения которых радиолампы уже не вписывались…

Однако заменить лампы в СССР было нечем! В СССР транзисторы были, но нагонять изрядное отставание от Запада не хватало времени. И решение предложил молодой ученый Валентин Авдеев, разработав новый тип электровакуумных приборов — тоже лампы, но конструктивно совершенно иные!

Стержневые лампы Авдеева, которые он разработал в Новосибирске, будучи во время войны эвакуированным туда из Ленинграда вместе с заводом «Светлана», были тоненькими стеклянными цилиндриками, ненамного превышавшими по размерам транзисторы той эпохи. Название «стержневые» происходит  из-за формы электродов. Авдеев создал принципиально иной способ управления потоками электронов внутри лампы за счет изменения потенциалов на стержнях, из-за которых они и называются стержневыми.

Благодаря этому изобретению удалось избавиться почти от всех недостатков традиционных ламп, что позволило строить очень надежную, компактную и экономичную радиоаппаратуру! Стержневые лампы потребляли на порядок меньше энергии и превосходно работали в портативной и миниатюрной технике с батарейным питанием, они не боялись вибраций, функционировали в широчайшем диапазоне температур (от –60 до +125 градусов!), уверенно работали на высоких частотах! Срок службы стержневых радиоламп — 5000 часов (для сравнения, обычные радиолампы работают не более 500 часов)

Высокочастотные пентоды 1Ж17Б, 1Ж18Б, 1Ж24Б, 1Ж29Б и 1П24Б обеспечили передачу сигналов первого искусственного спутника Земли в 1957 году, благодаря которым из космоса на связь выходили и Гагарин, и Титов, и все первые советские космонавты. На этих лампах работала фактически ВСЯ военная радиосвязь 50-х, 60-х (да и 70-х!) годов в нашей стране, и даже в первых противотанковых управляемых снарядах приемники были построены на авдеевских пентодах — заложенная в конструкцию надежность позволяла выдерживать любые перегрузки!

Можно сколько угодно восхвалять микросхемы на полупроводниковых транзисторах, но в условиях повышенной радиации в зоне воздействия ядерного взрыва или аварии на АЭС ни один транзистор не будет работать.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *