Т-28 — средний танк

Кор­пус. За все вре­мя се­рий­но­го про­из­вод­ст­ва тан­ки Т-28 име­ли кор­пу­са двух ти­пов: свар­ные (из го­мо­ген­ном бро­ни) и кле­па­но-с­вар­ные (из це­мен­то­ван­ной бро­ни). С на­ча­ла се­рий­но­го про­из­вод­ст­ва и до кон­ца 1936 го­да кор­пу­са бы­ли свар­ны­ми, с кон­ца 1936-го до на­ча­та 1938 го­да в про­из­вод­ст­во по­шли кле­па­но-с­вар­ные кор­пу­са. В те­че­ние 1938 го­да вы­пус­ка­лись тан­ки с кор­пу­са­ми обе­их ти­пов, а все ма­ши­ны из­го­тов­ле­ния 1939-1940 го­дов име­ли кле­па­но-с­вар­ные кор­пу­са.

Кор­пус пред­став­лял со­бой ко­роб­ку, со­б­ран­ную из ка­та­ных бро­не­вых лис­тов. Для уве­ли­че­ния же­ст­ко­сти сты­ки верх­не­го пе­ред­не­го на­клон­но­го, ло­бо­во­го вер­ти­каль­но­го и пе­ред­не­го лис­та дни­ща при­кры­ва­лись до­пол­ни­тель­ны­ми уголь­ни­ка­ми. Свер­ху к пе­ред­не­му на­клон­но­му лис­ту при­ва­ри­ва­лись стен­ки верх­ней час­ти ка­би­ны ме­ха­ни­ки-во­ди­те­ля. Спе­ре­ди ка­би­на за­кры­ва­лась двер­кой с от­кид­ным щит­ком. Щи­ток имел смот­ро­вую щель, при­кры­тую три­п­лек­сом. Свер­ху ка­би­на за­кры­ва­юсь лю­ком, слу­жа­щим для по­сад­ки ме­ха­ни­ка-во­ди­те­ля. В хо­де со­вет­ско-фин­лянд­ской вой­ны на час­ти тан­ков Т-28 двер­ка ка­би­ны ме­ха­ни­ка-во­ди­те­ля уси­ли­ва­лась бро­не­вым лис­том тол­щи­ной 20 мм, а так­же ус­та­нав­ли­ва­лось ог­ра­ж­де­ние, пре­до­хра­няю­щее двер­ку от за­кли­ни­ва­ния ос­кол­ка­ми при об­стре­ле.

Сна­ру­жи кор­пу­са по обе­им бор­там на­про­тив бое­во­го от­де­ле­ния кре­пи­лись ящи­ки для при­бо­ров ды­мо­пус­ка. Эти ящи­ки так­же бы­ли раз­лич­ны­ми на тан­ках раз­ных го­дов вы­пус­ка.

В дни­ще кор­пу­са име­лось во­семь люч­ков для дос­ту­па к раз­лич­ным аг­ре­га­там, сли­ва бен­зи­на и мас­ла, а в вы­сту­паю­щих по бор­там час­тям дни­ща — 12 от­вер­стий для про­хо­да и кре­п­ле­ния амор­ти­за­то­ров под­вес­ки.

На кры­ше мо­тор­но­го от­де­ле­ния имел­ся люк с кол­па­ком воз­ду­хо­за­бор­ни­ка по­се­ре­ди­не. Спра­ва и сле­ва от лю­ка рас­по­ло­же­ны жа­лю­зи для дос­ту­па ох­ла­ж­даю­ще­го воз­ду­ха к ра­диа­то­рам. За мо­тор­ным от­де­ле­ни­ем на кры­ше кор­пу­са ус­та­нав­ли­вал­ся глу­ши­тель.

Над от­де­ле­ни­ем транс­мис­сии в съем­ном на­клон­ном бро­не­вом лис­те име­лось круг­лое от­вер­стие диф­фу­зо­ра вен­ти­ля­то­ра. Свер­ху вен­ти­ля­тор за­кры­вал­ся бро­не­вым кол­па­ком с жа­лю­зи.

Бое­вое от­де­ле­ние от­го­ро­же­но от мо­тор­но­го пе­ре­го­род­кой с лю­ком для дос­ту­па к дви­га­те­лю. В бор­тах кор­пу­са име­лось два круг­лых от­вер­стия для дос­ту­па к при­бо­рам ды­мо­пус­ка.

Баш­ни. Глав­ные баш­ни, как и кор­пус тан­ка, вы­пус­ка­лись двух ти­пов — свар­ные и кле­па­но-с­вар­ные. В зад­ней стен­ке кор­мо­вой ни­ши име­лась вер­ти­каль­ная щель для бу­гель­ной ус­та­нов­ки пу­ле­ме­та. С 1936 го­да вме­сто нее вве­ли стан­дарт­ную ша­ро­вую пу­ле­мет­ную ус­та­нов­ку. Кро­ме то­го, внут­ри баш­ни на стен­ке кор­мо­вой ни­ши раз­ме­ша­лась ра­дио­стан­ция. Пер­во­на­чаль­но в кры­ше баш­ни имел­ся один боль­шой пря­мо­уголь­ный люк, за­ме­нен­ный в 1936 го­ду дву­мя — круг­лым (с ус­та­нов­кой под зе­нит­ную пу­ле­мет­ную ту­рель) и пря­мо­уголь­ным. В пе­ред­ней час­ти кры­ши баш­ни име­лись два от­вер­стия для ус­та­нов­ки за­кры­тых бро­не­вы­ми кол­па­ка­ми пе­ри­ско­пи­че­ских при­бо­ров, в се­ре­ди­не — реб­ра же­ст­ко­сти в ви­де вы­штам­по­вок в фор­ме звез­ды и двух по­лос с за­круг­лен­ны­ми края­ми, а в зад­ней час­ти спра­ва — от­вер­стие для вы­во­да про­во­да к ан­тен­не. На пра­вой и ле­вой стен­ках баш­ни рас­по­ла­га­лись от­вер­стия для стрель­бы из лич­но­го ору­жия и смот­ро­вые ще­ли с три­п­лек­са­ми.

Глав­ная баш­ня ос­на­ща­лась под­вес­ным по­лом, при­под­ня­тым над дни­щем кор­пу­са и за­кре­п­лен­ным че­тырь­мя крон­штей­на­ми к по­го­ну баш­ни. Стой­ки си­де­ний ко­ман­ди­ра и на­вод­чи­ка име­ли сни­зу ба­ра­бан­ные ук­лад­ки для 12 сна­ря­дов (по 6 штук ка­ж­дая). Ме­ж­ду си­день­я­ми на­хо­ди­лась стой­ка для 8 сна­ря­дов. От­кид­ное си­де­нье ра­ди­ста (он же за­ря­жаю­щий) кре­пи­лось шар­нир­но на зад­ней стой­ке по­ла.

Обе ма­лые баш­ни оди­на­ко­вы по сво­ему уст­рой­ст­ву и раз­ли­ча­лись ме­ж­ду со­бой толь­ко рас­по­ло­же­ни­ем смот­ро­вых ще­лей.

Воо­ру­же­ние. Пер­во­на­чаль­но тан­ки Т-28 воо­ру­жа­лись 76,2-мм тан­ко­вой пуш­кой КТ-28 («Ки­ров­ская тан­ко­вая») об­раз­ца 1927/1932 го­дов с дли­ной ство­ла в 16,5 ка­либ­ров. В ней ис­поль­зо­ва­лась ка­чаю­щая­ся часть 76,2-мм пол­ко­вой пуш­ки об­раз­ца 1927 с уко­ро­чен­ной с 1000 до 500 мм дли­ной от­ка­та, уве­ли­чен­ным с 3,6 до 4,8 л ко­ли­че­ст­вом жид­ко­сти в на­кат­ни­ке и утол­щен­ны­ми стен­ка­ми са­ла­зок с 5 до 8 мм. Кро­ме то­го, был вве­ден но­вый подъ­ем­ный ме­ха­низм, нож­ной спуск и но­вые при­цель­ные при­спо­соб­ле­ния. В бое­ком­плек­те пуш­ки КТ-28 име­лись ос­ко­лоч­но-фу­гас­ные сна­ря­ды и шрап­нель.

Пуш­ка ус­та­нав­ли­ва­лась в мас­ке и име­ла те­ле­ско­пи­че­ский и пе­ри­ско­пи­че­ский при­це­лы — ТОП об­раз­ца 1930 го­да и ПТ-1 об­раз­ца 1932 го­да. ТОП рас­по­ла­гал­ся сле­ва от пуш­ки, а ПТ-1 — на кры­ше баш­ни с ле­вой сто­ро­ны и со­еди­нял­ся с пуш­кой спе­ци­аль­ным при­во­дом. Кро­ме то­го, с пра­вой сто­ро­ны в кры­ше баш­ни, сим­мет­рич­но с пе­ри­ско­пи­че­ским при­це­лом, раз­ме­ща­лась ко­ман­дир­ская па­но­ра­ма ПТК. Спра­ва от пуш­ки в ша­ро­вом яб­ло­ке ус­та­нав­ли­вал­ся пу­ле­мет ДТ, еще один та­кой же пу­ле­мет рас­по­ла­гал­ся в ни­ше баш­ни.

Ма­лые баш­ни воо­ру­жа­лись од­ним пу­ле­ме­том ДТ и име­ли угол об­стре­ла по го­ри­зон­ту 165 гра­ду­сов.

Бое­ком­плект тан­ка Т-28 со­став­лял 69 сна­ря­дов для ору­дия и 126 пу­ле­мет­ных ма­га­зи­нов (7958 па­тро­нов).

Дви­га­тель и транс­мис­сия. На всех тан­ках Т-28 ус­та­нав­ли­вал­ся 12-цилиндровый кар­бю­ра­тор­ный авиа­ци­он­ный дви­га­тель М-17 с экс­плуа­та­ци­он­ной мощ­но­стью 450 л.с. при 1400 об/мин. Два бен­зо­ба­ка, ем­ко­стью 330 л ка­ж­дый, рас­по­ла­га­лись вдоль бор­тов в транс­мис­си­он­ном от­де­ле­нии. По­да­ча то­п­ли­ва осу­ще­ст­в­ля­лась при по­мо­щи бен­зо­пом­пы.

Кар­бю­ра­то­ров — два, ти­па КД-1 (по од­но­му на ка­ж­дую груп­пу ци­лин­д­ров). Ох­ла­ж­де­ние дви­га­те­ля во­дя­ное, ем­кость ра­диа­то­ров 100 л.

На ма­ши­нах вы­пус­ка 1933-1935 го­дов бен­зин, вы­те­каю­щий из кар­бю­ра­то­ров, ска­п­ли­вал­ся на дни­ще тан­ка, вслед­ст­вие че­го час­то воз­ни­ка­ли по­жа­ры. Для пре­дот­вра­ще­ния это­го скон­ст­руи­ро­ва­ли спе­ци­аль­ные кар­ма­ны, ус­та­нов­лен­ные на ниж­ней час­ти кар­те­ра дви­га­те­ля. Бен­зин сте­кал в эти кар­ма­ны, ска­п­ли­вал­ся в них и по спе­ци­аль­ной труб­ке от­во­дил­ся на­ру­жу за борт тан­ка.

Транс­мис­сия со­стоя­ла из глав­но­го фрик­цио­на су­хо­го тре­ния, пя­ти­ско­ро­ст­ной ко­роб­ки пе­ре­ме­ны пе­ре­дач с бло­ки­ро­воч­ным уст­рой­ст­вом, пре­дот­вра­щаю­щим пе­ре­клю­че­ние пе­ре­дач при не­вы­клю­чен­ном глав­ном фрик­цио­не, мно­го­дис­ко­вых су­хих бор­то­вых фрик­цио­нов, двух­ряд­ных бор­то­вых пе­ре­дач и лен­точ­ных тор­мо­зов.

Хо­до­вая часть. Ниж­няя под­вес­ка со­стоя­ла из двух те­ле­жек, под­ве­шен­ных к кор­пу­су тан­ка в двух точ­ках. Ка­ж­дая те­леж­ка со­стоя­ла трех ка­ре­ток, свя­зан­ных ме­ж­ду со­бой ры­ча­га­ми, а ка­ж­дая ка­рет­ка — из двух пар кат­ков, со­еди­нен­ных по­пар­но ба­лан­си­ра­ми. Все ка­рет­ки под­вес­ки под­рес­со­ри­ва­лись ци­лин­д­ри­че­ски­ми спи­раль­ны­ми пру­жи­на­ми. Та­кой тип под­вес­ки — при­ме­не­ние ры­ча­гов, пру­жин и ба­лан­си­ров — обес­пе­чи­вал тан­ку мяг­кое под­рес­со­ри­ва­ние, хо­ро­шую ус­той­чи­вость от про­доль­ных ко­ле­ба­ний и ис­клю­чал тря­ску при дви­же­нии на боль­ших ско­ро­стях. На Т-28 встре­ча­лись опор­ные кат­ки трех ти­пов: с ре­зи­но­вы­ми бан­да­жа­ми двух ти­пов (ран­ние и позд­ние, вве­ден­ные в 1936 го­ду), а так­же цель­но­ме­тал­ли­че­ские без ре­зи­но­вых бан­да­жей, по­след­ние ус­та­нав­ли­ва­лись на наи­бо­лее на­гру­жен­ных чет­вер­той и пя­той ка­рет­ках с 1936 го­да.

Под­дер­жи­ваю­щие кат­ки — по че­ты­ре с ка­ж­до­го бор­та, двой­ные, с ре­зи­но­вы­ми бан­да­жа­ми.

Ве­ду­щие ко­ле­ся це­воч­но­го за­це­п­ле­ния встре­ча­лись двух ти­пов: обыч­ные и уси­лен­ные, с до­пол­ни­тель­ны­ми реб­ра­ми же­ст­ко­сти.

На­прав­ляю­щие ко­ле­са ли­тые со сталь­ным штам­по­ван­ным обо­дом и ре­зи­но­вым бан­да­жом. На­тяж­ное при­спо­соб­ле­ние — вин­то­вое.

В хо­де про­из­вод­ст­ва мно­гие де­та­ли под­вес­ки — на­прав­ляю­щие шпон­ки све­чей, кре­п­ле­ние про­ушин, упо­ры ста­ка­нов све­чей, опо­ры ко­ро­мы­сел, ма­те­ри­ал ста­ка­нов све­чей, пру­жи­ны под­вес­ки, крон­штей­ны («скво­реч­ни­цы»), ко­ро­мыс­ла — пре­тер­пе­ли ряд су­ще­ст­вен­ных из­ме­не­ний, на­прав­лен­ных на уве­ли­че­ние проч­но­сти и на­деж­но­сти ме­ха­низ­мов хо­до­вой час­ти.

Пер­во­на­чаль­но тан­ки Т-28 ос­на­ща­лись ли­ты­ми тра­ка­ми из хро­мо­ни­ки­лие­вой ста­ли. Од­на­ко, эти тра­ки ока­за­лись не­проч­ны­ми и час­то ло­па­лись, глав­ным об­ра­зом в двух мес­тах — у ос­но­ва­ния клы­ка и на край­ней пе­ре­мыч­ке. Не­смот­ря на по­сто­ян­но вно­си­мые в кон­ст­рук­цию тра­ков из­ме­не­ния, их на­деж­ность ос­та­ва­лась до­воль­но низ­кой — срок служ­бы со­став­лял не бо­лее 1000 ки­ло­мет­ров. В 1936 го­ду окон­ча­тель­но ста­ло яс­но, что ли­тые тра­ки со­вер­шен­но для это­го не го­дят­ся. По­это­му кон­ст­рук­то­ры СКБ-2 раз­ра­бо­та­ли штам­по­ван­ный трак, вве­ден­ный в се­рий­ное про­из­вод­ст­во в 1937 го­ду. Этот трак обес­пе­чил про­бег ма­ши­ны от 1500 до 2000 ки­ло­мет­ров.

Элек­тро­обо­ру­до­ва­ние. На ма­ши­нах пер­вой пар­тии ус­та­нав­ли­ва­лось им­порт­ное элек­тро­обо­ру­до­ва­ние на­пря­же­ни­ем 12 В. но к кон­цу 1934 го­да пе­ре­шли на оте­че­ст­вен­ное на­пря­же­ни­ем 24 В.

Средства связи. С кон­ца 1933 го­да на Т-28 мон­ти­ро­ва­лись ра­дио­стан­ции 71-ТК-1 с даль­но­стью дей­ст­вия 18-20 км, с 1935 го­да пе­ре­шли на ра­дио­стан­цию 71-ТК-2 с даль­но­стью 40-60 км.

Од­на­ко эта ра­дио­стан­ция бы­ла пло­хо рас­счи­та­на, ее де­та­ли пе­ре­гру­же­ны и вслед­ст­вие это­го стан­ция силь­но пе­ре­гре­ва­лась. По­это­му с 1936 го­да пе­ре­шли на ус­та­нов­ку ра­дио­стан­ций 71-ТК-3 с даль­но­стью дей­ст­вия до 25 км.

На ма­ши­нах вы­пус­ка 1933-1935 го­дов из-за пло­хой эк­ра­ни­ров­ки элек­тро­обо­ру­до­ва­ния воз­ни­ка­ло мно­же­ст­во ра­дио­по­мех. Для уст­ра­не­ния это­го де­фек­та ин­же­не­ры НИИ свя­зи РККА Вет­ров и Пе­ту­хов раз­ра­бо­та­ли ра­цио­наль­ную бло­ки­ров­ку элек­тро­схе­мы с по­мо­щью кон­ден­са­то­ров, что по­зво­ли­ло зна­чи­тель­но сни­зить уро­вень ра­дио­по­мех.

Сна­ча­ла тан­ки обо­ру­до­ва­лись по­руч­не­вой ан­тен­ной, раз­ме­щен­ной на глав­ной баш­не. В 1939 го­ду на Т-28 ста­ли ус­та­нав­ли­вать шты­ре­вую ан­тен­ну.

Для внут­рен­ней свя­зи тан­ки обо­ру­до­ва­лись тан­ко­вым пе­ре­го­вор­ным уст­рой­ст­вом ТПУ-6 на шесть че­ло­век.

Спе­ци­аль­ное обо­ру­до­ва­ние. Оно вклю­чаю в се­бя про­ти­во­по­жар­ное обо­ру­до­ва­ние, со­стоя­щее из ог­не­ту­ши­те­ля, ус­та­нов­лен­но­го под пра­вым ра­диа­то­ром и при­во­ди­мо­го в дей­ст­вие спе­ци­аль­ной кноп­кой с мес­та во­ди­те­ля, и двух руч­ных ог­не­ту­ши­те­лей.

Кро­ме то­го, танк обо­ру­до­вал­ся дву­мя при­бо­ра­ми ды­мо­пус­ка ТДП-3, ус­та­нов­лен­ны­ми на бор­тах в спе­ци­аль­ных бро­не­вых ящи­ках.

Раз­ме­ще­ние ЗИП. Сна­ру­жи к кор­пу­су тан­ка кре­пил­ся во­зи­мый ЗИП, со­стоя­щий из двух дом­кра­тов (встре­ча­лись двух ти­пов), двух ло­мов, то­по­ра, дву­руч­ной пи­лы, двух ло­пат, сталь­но­го бру­ска для сня­тия кат­ков, бук­сир­ных тро­сов, бре­зен­та, за­пас­ной ка­рет­ки ниж­ней под­вес­ки и за­пас­ных опор­ных кат­ков. Па тан­ках раз­ных го­дов вы­пус­ка ЗИП раз­ме­щал­ся по-раз­но­му.

Боевое применение

Пер­вым по­лу­чил на воо­ру­же­ние тан­ки Т-28 2-й от­дель­ный тан­ко­вый полк Ле­нин­град­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га, за­тем — 1, 3 и 4-й тан­ко­вые пол­ки. 12 де­каб­ря 1935 го­да эти пол­ки раз­вер­ну­ли в от­дель­ные тя­же­лые тан­ко­вые бри­га­ды (ттбр). Бри­га­ды дис­ло­ци­ро­ва­лись: 1-я ттбр — Бе­ло­рус­ский во­ен­ный ок­руг (г. Смо­ленск), 4-я ттбр — Ки­ев­ский во­ен­ный ок­руг (г. Ки­ев), 5-я ттбр — Харь­ков­ский во­ен­ный ок­руг (г. Харь­ков) и 6-я ттбр име­ни С.М. Ки­ро­ва — Ле­нин­град­ский во­ен­ный ок­руг (ЛВО) (г. Слуцк). 5-я ттбр бы­ла сме­шан­но­го со­ста­ва, на­ря­ду с Т-28 в ней бы­ли и тя­же­лые тан­ки Т-35. При­ка­зом нар­ко­ма обо­ро­ны от 21 мая 1936 го­да бри­га­ды вы­де­ли­ли в Ре­зерв Глав­но­го Ко­ман­до­ва­ния. Они пред­на­зна­ча­лись для ка­че­ст­вен­но­го уси­ле­ния стрел­ко­вых и тан­ко­вых со­еди­не­ний при про­ры­ве ук­ре­п­лен­ных по­зи­ций про­тив­ни­ка. В со­от­вет­ст­вии с этим ве­лось и обу­че­ние тан­ки­стов. Под­го­тов­ка тан­ки­стов на Т-28 осу­ще­ст­в­ля­лась во 2-й за­пас­ной тан­ко­вой бри­га­де ЛВО, Ор­лов­ском бро­не­тан­ко­вом учи­ли­ще, а так­же на Ле­нин­град­ских бро­не­тан­ко­вых кур­сах усо­вер­шен­ст­во­ва­ния ко­манд­но­го со­ста­ва.

«Рас­чет бое­во­го эки­па­жа тан­ка Т-28» по со­стоя­нию на ян­варь 1936 го­да:

«Ко­ман­дир тан­ка (лей­те­нант) — по­ме­ша­ет­ся в глав­ной баш­не №1 спра­ва от ору­дия у пе­ри­ско­па. Ве­дет огонь из ДТ, за­ря­жа­ет при по­мо­щи ра­ди­ста ору­дие, ко­ман­ду­ет тан­ком.

Тех­ник тан­ко­вый млад­ший (во­ен­тех­ник 2 ран­га) — по­ме­ща­ет­ся в пе­ред­ней час­ти тан­ка в от­де­ле­нии управ­ле­ния. Не­по­сред­ст­вен­но управ­ля­ет дви­же­ни­ем тан­ка, от­ве­ча­ет за его тех­ни­че­ское со­стоя­ние. Вне боя ру­ко­во­дит под­го­тов­кой ме­ха­ни­ко­в-во­ди­те­лей и мо­то­рис­та.

Ме­ха­ни­к-во­ди­тель (стар­ши­на) — по­ме­ша­ет­ся в баш­не №2, ве­дет огонь из пу­ле­ме­та, обес­пе­чи­ва­ет уход за мо­то­ром.

Ко­ман­дир ар­тил­ле­рий­ской баш­ни (млад­ший ко­ман­дир взво­да) — по­ме­ша­ет­ся в баш­не №1 сле­ва, ве­дет огонь из 76-мм ору­дия. От­ве­ча­ет за со­стоя­ние воо­ру­же­ния тан­ка. Вне боя ру­ко­во­дит под­го­тов­кой пу­ле­мет­чи­ков.

Ко­ман­дир пу­ле­мет­ной баш­ни №3 (от­де­лен­ный ко­ман­дир) — по­ме­ща­ет­ся в баш­не №3, ве­дет огонь из пу­ле­ме­та. Обес­пе­чи­ва­ет уход за хо­до­вой ча­стью тан­ка.

Ра­дио­те­ле­гра­фист (от­де­лен­ный ко­ман­дир) — по­ме­ша­ет­ся в баш­не №1, об­слу­жи­ва­ет ра­дио­стан­цию, в бою по­мо­га­ет за­ря­жать ору­дие.

Ме­ха­ни­к-во­ди­тель млад­ший (млад­ший ко­ман­дир вы­во­да) — на­хо­дит­ся вне тан­ка. Обес­пе­чи­ва­ет по­сто­ян­ный уход, чи­ст­ку и смаз­ку транс­мис­сии и хо­до­вой час­ти в пред­бое­вой об­ста­нов­ке и по­сле боя.

Мо­то­рист (млад­ший тех­ни­че­ский со­став) -находится вне тан­ка. Обес­пе­чи­ва­ет по­сто­ян­ный уход за мо­то­ром, его чи­ст­ку и смаз­ку».

Пер­вые ма­нев­ры с уча­сти­ем Т-28 про­шли в ЛВО в ян­ва­ре 1934 го­да. В них при­ни­ма­ло уча­стие 15 тан­ков. Са­мое боль­шое ко­ли­че­ст­во Т-28, од­но­вре­мен­но за­дей­ст­во­ван­ных в ма­нев­рах — 52 ма­ши­ны 1-й тя­же­лой тан­ко­вой бри­га­ды во вре­мя уче­ний Бе­ло­рус­ско­го во­ен­но­го ок­ру­га 8-17 ок­тяб­ря 1936 го­да. В док­ла­де об этом го­во­ри­лось: «Тан­ка­ми прой­де­но 250 ки­ло­мет­ром за три дня боя. Мы име­ем хо­ро­шие от­зы­вы из час­тей о так­ти­ко-тех­ни­че­ских ха­рак­те­ри­сти­ках Т-28, од­на­ко в час­ти ка­че­ст­ва ма­шин Ки­ров­ский за­вод сде­лал еще не все».

Еще од­ним ме­ро­прия­ти­ем, в ко­то­ром ре­гу­ляр­но уча­ст­во­ва­ли тан­ки Т-28, бы­ли па­ра­ды. На­чи­ная с 1934 го­да и до на­ча­ла Ве­ли­кой Оте­че­ст­вен­ной вой­ны они ре­гу­ляр­но 1 мая и 7 но­яб­ря про­хо­ди­ли по Крас­ной пло­ща­ди в Мо­ск­ве, пло­ща­ди име­ни Уриц­ко­го в Ле­нин­гра­де и по Кре­ща­ти­ку в Кие­ве. Ко­ли­че­ст­во Т-28, уча­ст­во­вав­ших в па­ра­дах, обыч­но не пре­вы­ша­ло 20 ма­шин в Мо­ск­ве и по 10-12 в Ле­нин­гра­де и Кие­ве.

По со­стоя­нию на 1 ян­ва­ря 1938 го­да в Крас­ной Ар­мии име­лось 262 тан­ка в сле­дую­щих час­тях и со­еди­не­ни­ях:

Харь­ков­ский во­ен­ный ок­руг:
5-я ттбр (г. Харь­ков) — 16.

При­волж­ский во­ен­ный ок­руг:
Уль­я­нов­ское бро­не­тан­ко­вое учи­ли­ще — 1;
Ка­зан­ские пе­хот­ные кур­сы — 2;
Уль­я­нов­ское учи­ли­ще осо­бой тех­ни­ки — 2.

Ки­ев­ский во­ен­ный ок­руг:
4-я ттбр (г. Ки­ев) — 80.

Мо­с­ков­ский во­ен­ный ок­руг:
ВАММ име­ни Ста­ли­на — 5;
Ор­лов­ское бро­не­тан­ко­вое учи­ли­ще — 3;
Горь­ков­ское бро­не­тан­ко­вое учи­ли­ще — 1;
от­дель­ная хи­ми­че­ская ро­та 2-го стрел­ко­во­го кор­пу­са — 1;
НИБТ по­ли­гон — 3.

Ле­нин­град­ский во­ен­ный ок­руг:
6-я ттбр им. Ки­ро­ва (г. Слуцк) — 57;
2-я за­пас­ная тан­ко­вая бри­га­да — 6;
Ле­нин­град­ские бро­не­тан­ко­вые кур­сы усо­вер­шен­ст­во­ва­ния ко­манд­но­го со­ста­ва — 4;
Ле­нин­град­ское учи­ли­ще тан­ко­вых тех­ни­ков — 3

Бе­ло­рус­ский во­ен­ный ок­руг:
1-я ттбр (г. Смо­ленск) — 65.

Вне ок­ру­гов:
Ки­ров­ский за­вод — 2 (в ре­мон­те) и не от­прав­лен­ных но­вых тан­ков — 11.
В 1939 го­ду тя­же­лые тан­ко­вые бри­га­ды пе­ре­шли на но­вый штат, а так­же сме­ни­ли ну­ме­ра­цию: 5-я ста­ла 14-й, 4-я — 10-й, 1-я -21-й, а 6-я — 20-й им. Ки­ро­ва.

В сен­тяб­ре 1939 го­да со­стоя­лось бое­вое кре­ще­ние тан­ков Т-28. В со­ста­ве войск Ук­ра­ин­ско­го и Бе­ло­рус­ско­го фрон­тов две тя­же­лых бри­га­ды — 10 и 21-я — уча­ст­во­ва­ли в бое­вых дей­ст­ви­ях в Поль­ше.

К мо­мен­ту пе­ре­хо­да час­тя­ми Крас­ной Ар­мии со­вет­ско-поль­ской гра­ни­цы — 17 сен­тяб­ря 1939 го­да — в со­ста­ве 10-й тя­же­лой тан­ко­вой бри­га­ды, ко­то­рой ко­ман­до­вал пол­ков­ник Ива­нов, чис­ли­лось 98 Т-28, 30 БТ-7, 10 ХТ-26 и 19 бро­не­ма­шин. В опе­ра­тив­ном от­но­ше­нии бри­га­да под­чи­ня­лась ко­ман­дую­ще­му Вин­ниц­кой ар­мей­ской груп­пы Ук­ра­ин­ско­го фрон­та. По пер­во­на­чаль­но­му пла­ну пе­ре­воз­ка бри­га­ды в рай­он со­сре­до­то­че­ния у го­су­дар­ст­вен­ной гра­ни­цы долж­на бы­ла за­кон­чить­ся 15 сен­тяб­ря, но из-за не­свое­вре­мен­ной по­да­чи эше­ло­нов вы­груз­ка по­след­них под­раз­де­ле­ний про­шла толь­ко 19 сен­тяб­ря, ко­гда бое­вые по­ряд­ки бри­га­ды на­хо­ди­лись под Льво­вом.

К мо­мен­ту пе­ре­хо­да гра­ни­цы 10-я тя­же­лая тан­ко­вая бри­га­да име­ла в сво­ем со­ста­ве два тан­ко­вых ба­таль­о­на и раз­ве­ды­ва­тель­ную ро­ту (58 Т-28 и 20 БТ-7), а ос­таль­ные час­ти бы­ли еще в пу­ти.

В 10.00 17 сен­тяб­ря 10-я тан­ко­вая бри­га­да пе­ре­шла гра­ни­цу, фор­си­ро­вав ре­ку Збруч в рай­оне Мол­ча­нув­ка, а в 13.00 ко­ман­дир Вин­ниц­кой ар­мей­ской груп­пы ком­кор Го­ли­ков от­дал при­каз: уда­ром с вос­то­ка по шос­се Во­ло­чи­ск-Тар­но­поль ов­ла­деть Тар­но­по­лем. Для уси­ле­ния бри­га­ды на бро­ню тан­ков по­са­ди­ли ба­таль­он пе­хо­ты. В 18.30 в Тар­но­поль во­шел 1-й ба­таль­он Т-28, а в 19.30 — 2-й ба­таль­он с пе­хо­той, и до на­сту­п­ле­ния тем­но­ты тан­ки­сты ра­зо­ру­жа­ли поль­ские час­ти, а так­же за­хва­ти­ли пе­ре­пра­вы че­рез ре­ку Се­рет.

К ут­ру 18 сен­тяб­ря по­до­шли еще две ро­ты Т-28, за­по­здав­шие с вы­груз­кой. В это же вре­мя по при­ка­зу ком­ко­ра Го­ли­ко­ва бри­га­да во­шла в со­став тан­ко­вой груп­пы, воз­глав­ляе­мой ком­бри­гом Во­лох, с за­да­чей — к ис­хо­ду дня вый­ти в рай­он Льво­ва.

Но из-за от­сут­ст­вия го­рю­че­го на­чать марш смог­ли толь­ко 27 Т-28 и 6 БТ-7, а ос­таль­ные тан­ки бы­ли ос­та­нов­ле­ны на за­пад­ном бе­ре­гу ре­ки Се­ре­ет (они дог­на­ли пе­ре­до­вой от­ряд ве­че­ром то­го же дня). Сле­дуя по ис­клю­чи­тель­но тя­же­ло­му мар­шру­ту Коз­лув-Е­зер­на­-Збо­ру­в­-­Зл­оч­у­в-­Львов 10-я тан­ко­вая бри­га­да вы­шла к 10.00 19 сен­тяб­ря со­сре­до­то­чи­лась в рай­оне Ун­тер­бен­ген, не­да­ле­ко от Льво­ва. В хо­де мар­ша про­изош­ло не­сколь­ко мел­ких сты­чек с поль­ски­ми час­тя­ми, в хо­де ко­то­рых тан­ки­сты ра­зо­ру­жи­ли ар­тил­ле­рий­скую ба­та­рею, пе­хот­ный полк и ве­ло­си­пед­ный ба­таль­он.

К 9.00 21 сен­тяб­ря час­ти Крас­ной Ар­мии за­ня­ли ис­ход­ное по­ло­же­ние для ата­ки Льво­ва, при этом тан­ки Т-28 рас­пре­де­ли­ли для под­держ­ки дру­гих час­тей — по од­но­му взво­ду в 24 и 38-й тан­ко­вых бри­га­дах, 2-й ба­таль­он — с ме­ха­ни­зи­ро­ван­ным пол­ком 5-й ка­ва­ле­рий­ской ди­ви­зии, 1-й ба­таль­он — с мех­пол­ком 3-й кав­ди­ви­зии, а 3-й ба­таль­он (30 Т-28) и раз­вед­ро­та ос­та­лись в ре­зер­ве ко­ман­дую­ще­го ар­мей­ской груп­пы.

В 17.00 22 сен­тяб­ря час­ти Крас­ной Ар­мии во­шли во Львов. Впе­ре­ди, раз­ру­шая пре­пят­ст­вия и рас­чи­щая путь, дви­га­лись Т-28. Пер­вые тан­ки бы­ли встре­че­ны ар­тил­ле­рий­ским ог­нем из-за бар­ри­кад, но от­вет­ным ог­нем поль­ские пуш­ки бы­ли раз­би­ты, бар­ри­ка­ды раз­ру­ше­ны, а вско­ре поль­ский гар­ни­зон пре­кра­тил со­про­тив­ле­ние. По­сле за­ня­тия го­ро­да тан­ки Т-28 на­хо­ди­лись в нем до рас­све­та, а за­тем их вы­ве­ли в Си­хув.

В хо­де бое­вых дей­ст­вий в Поль­ше 10-я тя­же­лая тан­ко­вая бри­га­да про­шла око­ло 400 км, из­рас­хо­до­ва­ла 127 76,2-мм и 66 45-мм сна­ря­дов. По­те­ри со­ста­ви­ли — 1 че­ло­век убит, 2 ра­не­ны, раз­би­то 2 ав­то­ма­ши­ны, за­хва­че­но 24 гру­зо­ви­ка, 6302 вин­тов­ки, 113 пу­ле­ме­тов, 16 ору­дий, ра­зо­ру­же­но и взя­то в плен 7510 поль­ских во­ен­но­слу­жа­щих (1 ге­не­рал, 770 офи­це­ров и 6739 сол­дат).

21-я тя­же­лая тан­ко­вая бри­га­да Бе­ло­рус­ско­го фрон­та на­хо­ди­лась во фрон­то­вом ре­зер­ве, сле­дуя за на­сту­паю­щи­ми час­тя­ми. За 17-21 сен­тяб­ря она про­шла бо­лее 350 км и со­сре­до­то­чи­лась в рай­оне Вол­на. Во вре­мя со­вер­ше­ния мар­ша бри­га­да столк­но­ве­ний с поль­ски­ми час­тя­ми не име­ла.

В хо­де поль­ско­го по­хо­да тан­ки Т-28 по­ка­за­ли се­бя с са­мой луч­шей сто­ро­ны.

Наи­бо­лее яр­кой стра­ни­цей в судь­бе тан­ков Т-28 яви­лось их уча­стие в со­вет­ско-фин­лянд­ской вой­не.

Вся тер­ри­то­рия пе­ре­шей­ка бы­ла по­кры­та круп­ны­ми лес­ны­ми мас­си­ва­ми, до­пус­кав­ши­ми дви­же­ние тан­ков толь­ко по до­ро­гам и про­се­кам. Боль­шое ко­ли­че­ст­во рек и озер с бо­ло­ти­сты­ми или кру­ты­ми бе­ре­га­ми, не за­мер­заю­щие бо­ло­та, ва­лу­ны — все это пред­став­ля­ло для тан­ков труд­но­про­хо­ди­мые ес­те­ст­вен­ные пре­пят­ст­вия.

До­рог бы­ло ма­ло, и это еще боль­ше за­труд­ня­ло ис­поль­зо­ва­ние тан­ко­вых час­тей; дви­же­ние да­же по про­хо­ди­мым уча­ст­кам ле­са тре­бо­ва­ло от ме­ха­ни­ко­в-во­ди­те­лей вы­со­ко­го мас­тер­ст­ва. Кро­ме то­го, су­ро­вая зи­ма 1939-40 гг. с мо­ро­за­ми, дос­ти­гав­ши­ми в се­ре­ди­не ян­ва­ря 40-45 гра­ду­сов, и снеж­ным по­кро­вом тол­щи­ной 90-100 см соз­да­ва­ла до­пол­ни­тель­ные труд­но­сти в при­ме­не­нии тан­ков.

В по­ло­се на­сту­п­ле­ния 7-й ар­мии, на­но­сив­шей глав­ный удар в са­мом цен­тре «ли­нии Ман­нер­гей­ма», и дей­ст­во­ва­ла 20-я тя­же­лая тан­ко­вая бри­га­да име­ни Ки­ро­ва, уком­плек­то­ван­ная тан­ка­ми Т-28.

К 9 ок­тяб­ря 1939 го­да 20-ю тан­ко­вую бри­га­ду пе­ре­бро­са­ли из го­ро­да Слуцк на Ка­рель­ский пе­ре­ше­ек и со­сре­до­то­чи­ли в рай­оне Чер­ной Реч­ки. Здесь ее уком­плек­то­ва­ли до шта­та во­ен­но­го вре­ме­ни и в те­че­ние по­сле­дую­щих 1,5 ме­ся­цев она за­ни­ма­лись уси­лен­ной бое­вой под­го­тов­кой. В ре­зуль­та­те к на­ча­лу во­ен­ных дей­ст­вий тан­ко­вые ба­таль­о­ны бы­ли пол­но­стью уком­плек­то­ва­ны и хо­ро­шо под­го­тов­ле­ны к бо­ям в ус­ло­ви­ях Фин­лян­дии.

Тех­ни­че­ское со­стоя­ние ма­шин бы­ло очень хо­ро­шим, од­на­ко имел­ся боль­шой не­ком­плект ре­монт­ных мас­тер­ских и прак­ти­че­ски пол­но­стью от­сут­ст­во­ва­ли эва­куа­ци­он­ные сред­ст­ва. Та­кое по­ло­же­ние со­хра­ня­лось до кон­ца вой­ны.

29 но­яб­ря 1939 го­да бри­га­ду при­да­ли 19-му стрел­ко­во­му кор­пу­су с за­да­чей: уда­ром в на­прав­ле­нии Ахи-Яр­ви — Кир­ка Ки­ве­на­па раз­гро­мить фин­ские час­ти и не до­пус­тить их от­хо­да в се­ве­ро-за­пад­ном на­прав­ле­нии.

30 но­яб­ря 1939 го­да 20-я тан­ко­вая бри­га­да пе­ре­шла гра­ни­цу вме­сте с час­тя­ми 19-го стрел­ко­во­го кор­пу­са. На сле­дую­щий день по при­ка­зу ко­ман­ди­ра кор­пу­са для под­держ­ки 68-го стрел­ко­во­го пол­ка в рай­оне Кор­ва­лы бы­ла вы­де­ле­на 2-я тан­ко­вая ро­та 95-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на под ко­ман­до­ва­ни­ем лей­те­нан­та Хох­ло­ва. Зная, что до­ро­ги ми­ни­ро­ва­ны, он по­вел ро­ту ле­сом, по ази­му­ту. Тан­ки, лег­ко ло­мая де­ре­вья, дви­га­лись по ле­су, по­дой­дя к Ко­ва­ле уже в су­мер­ках. На од­ной из вы­сот бы­ла об­на­ру­же­на на­ша пе­хо­та, ле­жа­щая под ог­нем фин­нов. Бы­ст­ро со­ри­ен­ти­ро­вав­шись. Хох­лов по­вел тан­ки в ата­ку, и про­тив­ник в па­ни­ке бе­жал.

Ро­та Хох­ло­ва пре­сле­до­ва­ла от­сту­паю­щих фин­нов, ко­то­рые из-за вне­зап­но­го на­па­де­ния не ус­пе­ли взо­рвать мост и за­ми­ни­ро­вать до­ро­гу. Но на Вы­борг­ском шос­се их со­про­тив­ле­ние бы­ло уже ор­га­ни­зо­ван­ным — мост че­рез ре­ку Лин­туль­и-и­о­ки взле­тел на воз­дух бу­к­валь­но пе­ред но­сом у тан­ки­стов, од­но­вре­мен­но из-за ре­ки уда­ри­ли ору­дия и пу­ле­ме­ты. Хох­лов от­вел свои тан­ки в лес и ор­га­ни­зо­вал раз­вед­ку. Ока­за­лось, что впе­ре­ди силь­ный опор­ным пункт про­тив­ни­ка в мо­на­сты­ре Лин­ту­ла. Ко­мис­сар бри­га­ды Ку­лик, на­хо­див­ший­ся все это вре­мя в бое­вых по­ряд­ках 2-й тан­ко­вой ро­ты, свя­зал­ся с ком­бри­гом Бор­зи­ло­вым, ко­то­рый под­тя­нул к Лин­ту­ла ос­нов­ные си­лы 90 и 95-го ба­таль­о­нов. Ут­ром 2 де­каб­ря раз­го­рел­ся бой.

Фин­ны ока­зы­ва­ли упор­ное со­про­тив­ле­ние. Тан­ки, пе­рей­дя ре­ку вброд, раз­би­ли не­сколь­ко ДЗО­Тов, и вы­шли про­тив­ни­ку в тыл, чем ре­ши­ли ис­ход боя. Фин­ны ото­шли к уз­лу со­про­тив­ле­ния Кир­ка Ки­ве­на­па, их пре­сле­до­вал 95-й тан­ко­вый ба­таль­он, в аван­гар­де ко­то­ро­го дви­га­лась ро­та Хох­ло­ва с по­са­жен­ной на тан­ки пе­хо­той. Ма­ши­ны шли в тем­но­те, без ог­ней с хо­да пре­одо­ле­вая встре­чаю­щие­ся про­ти­во­тан­ко­вые рвы.

У Тир­ту­лы по ба­таль­о­ну от­кры­ла огонь фин­ская ар­тил­ле­рия. Ро­та Хох­ло­ва, вы­гру­зив пе­хо­ту, от­кры­ла от­вет­ный огонь. В это вре­мя на ле­вом флан­ге на­нес удар 90-й тан­ко­вый ба­таль­он ка­пи­та­на Уша­ко­ва. Час­ти про­тив­ни­ка, не вы­дер­жав од­но­вре­мен­но­го уда­ра двух тан­ко­вых ба­таль­о­нов, в спеш­ке ото­шли. Кир­ка Ки­ве­на­па — силь­ный опор­ный узел со­про­тив­ле­ния фин­нов, бы­ла за­хва­че­на од­ни­ми тан­ка­ми 20-й тан­ко­вой бри­га­ды в этом ноч­ном бою. При этом бы­ло под­би­то 4 Т-28 90-го и 2 Т-28 95-го тан­ко­вых ба­таль­о­нов.

9 де­каб­ря тан­ко­вый взвод 91-го ба­таль­о­на под ко­ман­до­ва­ни­ем лей­те­нан­та Груз­де­ва (3 Т-28) был вы­де­лен для под­держ­ки час­тей Ка­рель­ско­го ук­реп­рай­о­на пол­ков­ни­ка Ла­за­рен­ко. Взвод дей­ст­во­вал вдоль Фин­ско­го за­ли­ва в на­прав­ле­нии стан­ции Ино. За три дня тан­ки­сты 11 раз хо­ди­ли в ата­ку, ока­зав пе­хо­те боль­шую по­мощь сво­им ар­тил­ле­рий­ским и пу­ле­мет­ным ог­нем. 13 де­каб­ря взвод по­лу­чил за­да­чу про­из­ве­сти раз­вед­ку. Прой­дя 15 ки­ло­мет­ров впе­ред от рас­по­ло­же­ния сво­ей пе­хо­ты, у Кон­гас­пел­то тан­ки по­до­шли к глав­ной по­ло­се ук­ре­п­ле­ний «ли­нии Ман­нер­гей­ма». Вне­зап­ным ар­тил­ле­рий­ским ог­нем ма­ши­на ко­ман­ди­ра взво­да бы­ла под­би­та, но эки­паж (ко­ман­дир В. Груз­дев, ме­ха­ни­к-во­ди­тель Лар­чен­ко, ар­тил­ле­рист Лу­пов, пу­ле­мет­чи­ки Волк и Ло­ба­стев, тех­ник Ко­валь и ра­дист Си­мо­нян) с мес­та в те­че­ние 40 ми­нут про­дол­жат вес­ти огонь по фин­ским ог­не­вым точ­кам.

Вто­рой танк взвод так­же был под­бит. Ма­ши­на за­го­ре­лась, но хо­да не по­те­ря­ла.

Эки­паж треть­ей ма­ши­ны Т. Ков­ту­но­ва. пы­тал­ся по­мочь сво­им то­ва­ри­щам, но его танк при ма­нев­ри­ро­ва­нии по­дор­вал­ся на ми­не, а по­том был рас­стре­лян ар­тил­ле­ри­ей.

17 де­каб­ря 1939 го­да ко­ман­до­ва­ние бри­га­ды по­лу­чи­ло бое­вую за­да­чу: под­дер­жать на­сту­п­ле­ние час­тей 50-го стрел­ко­во­го кор­пу­са (123 и 138-я стрел­ко­вые ди­ви­зии) при ата­ке ук­ре­п­лен­ных уз­лов Хот­ти­нен и вы­со­ты 65,5. На­чаль­ник шта­ба 138-й ди­ви­зии до­ло­жил а штаб кор­пу­са, что «впе­ре­ди ни­ка­ко­го ук­реп­рай­о­на нет, про­тив­ник бе­жит». Не про­ве­рив этих све­де­ний, ко­ман­дир кор­пу­са ком­див Ф. Гор­лен­ко от­дал при­каз от­ме­нить ра­нее на­зна­чен­ную 5-ти ча­со­вую ар­тил­ле­рий­скую под­го­тов­ку и дви­нуть в ата­ку пе­хо­ту 138-й ди­ви­зии при под­держ­ке 91-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на. Од­на­ко на­сту­паю­щие упер­лись в мощ­ную ук­ре­п­лен­ную по­ло­су обо­ро­ны про­тив­ни­ка, и по­па­ли под силь­ный ар­тил­ле­рий­ско-пу­ле­мет­но­-м­ин­оме­тный огонь.

Вслед­ст­вие это­го, пе­хо­та 138-й стрел­ко­вой ди­ви­зии не имев­шая опы­та взаи­мо­дей­ст­вия с тан­ка­ми, бы­ла от них от се­че­на пу­ле­мет­но-ми­но­мет­ным ог­нем, по­нес­ла боль­шие по­те­ри и в кон­це кон­цов час­тич­но за­лег­ла, а час­тич­но бе­жа­ла на ис­ход­ные по­зи­ции. 91-й тан­ко­вый ба­таль­он про­рвал­ся вглубь обо­ро­ны про­тив­ни­ка за ли­нию пер­вых и вто­рых на­дол­бов на 450-500 м, по­пал под силь­ный арт­огонь и, не под­дер­жан­ный пе­хо­той, ото­шел на ис­ход­ные по­зи­ции, по­не­ся боль­шие по­те­ри.

Ве­че­ром то­го же дня ко­ман­дир бри­га­ды док­ла­ды­вал в штаб 50-го стрел­ко­во­го кор­пу­са:

«По­сле боя 17 де­каб­ря 91-й тан­ко­вый ба­таль­он не­бое­спо­со­бен. Уби­то 7 че­ло­век, ра­не­но 22, в том чис­ле и ко­ман­дир ба­таль­о­на май­ор Дроз­дов, про­па­ло без вес­ти 16, в том чис­ле и ко­мис­сар ба­таль­о­на Ду­бов­ский. Из 21 тан­ка Т-28, вы­слан­но­го в ата­ку, при­бы­ло на сбор­ный пункт 5 ма­шин, 2 сда­ны на СПАМ (сбор­ный пункт ава­рий­ных ма­шин — Прим. ав­то­ра). Ос­таль­ная мат­часть тре­бу­ет ре­мон­та, что и про­из­во­дит­ся. 4 ма­ши­ны сго­ре­ли на по­ле боя, 1 пе­ре­вер­ну­лась вверх гу­се­ни­ца­ми в про­ти­во­тан­ко­вом рву, 1 не­из­вест­но где. При ата­ке унич­то­же­но: ПТО — до 5 шт., ДОТ — до 3 шт. Вви­ду то­го, что пе­хо­та не по­шла и ос­та­лась за на­дол­ба­ми, ко­то­рые се­вер­нее вы­со­ты 65,5 в 500 м, этот рай­он на­ши­ми по­ис­ка­ми не за­нят».

18 де­каб­ря 90-й тан­ко­вый ба­таль­он под­дер­жи­вал 138-ю стрел­ко­вую ди­ви­зию при ата­ке ук­реп­рай­о­на Хот­ти­не­н-Тур­та. И вновь пе­хо­та бы­ла от­се­че­на от тан­ков, а тан­ки, про­рвав­шись вглубь обо­ро­ны про­тив­ни­ка, по­нес­ли боль­шие по­те­ри. Ко­ман­дир бри­га­ды док­ла­ды­вал об этом бое так:

«До­но­шу, что 18 де­каб­ря в 16.30 90-й тан­ко­вый ба­таль­он по­лу­чил за­да­чу ата­ко­вать Хот­ти­не­н-Тур­та и всту­пил в бой, ус­пеш­но про­дви­нув­шись в глу­би­ну обо­ро­ны про­тив­ни­ка до 1,5 км и вый­дя к ле­су се­вер­нее Тур­та. Тан­ки, не имея за со­бой пе­хо­ты, бы­ли об­стре­ля­ны арт­ог­нем ДОТ и ми­но­ме­та­ми из глу­би­ны обо­ро­ны про­тив­ни­ка. Пе­ред­ние ма­ши­ны 2-й ро­ты бы­ли со­жже­ны пе­хо­той про­тив­ни­ка: за­бро­са­ны бу­тыл­ка­ми с бы­ст­ро вос­пла­ме­няю­щим­ся ве­ще­ст­вом. При от­хо­де из ле­са ба­таль­он по­нес сле­дую­щие по­те­ри: 3 ро­та — 1 ма­ши­на сго­ре­ла, 1 ма­ши­на (лей­те­нан­та Ло­ги­но­ва), по­дор­ван­ная на ми­не, ос­тав­ле­на в ле­су; 2 ро­та — сго­ре­ла ма­ши­на лей­те­нан­та Бу­гае­ва, ма­ши­на лей­те­нан­та Ко­то­ва ос­тав­ле­на в ле­су по­дор­ван­ная, под­би­та и ос­тав­ле­на ма­ши­на ко­ман­ди­ра 2-й ро­ты стар­ше­го лей­те­нан­та Чер­ных. Кро­ме то­го, в ре­зуль­та­те от­хо­да в рай­оне про­тив­ни­ка ос­та­лась сго­рев­шая ма­ши­на ко­ман­ди­ра ба­таль­о­на ка­пи­та­на Яно­ва. О ма­ши­не ко­ман­ди­ра взво­да 2-й ро­ты лей­те­нан­та Та­ра­руш­ки­на све­де­ний не име­ет­ся».

19 де­каб­ря в 12.00 бы­ла про­из­ве­де­на но­вая ата­ка 90-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на со 138-й стрел­ко­вой ди­ви­зии на Хот­ти­нен, а 91-го ба­таль­о­на со 123-й стрел­ко­вой ди­ви­зии — на вы­со­ту 65,5. На этот раз ата­ке пред­ше­ст­во­ва­ла ар­тил­ле­рий­ская под­го­тов­ка. Тан­ки­сты, бу­к­валь­но «под­ле­зая» под свой арт­огонь, про­шли две по­ло­сы за­гра­ж­де­ний, «осед­ла­ли» ук­ре­п­лен­ный узел и про­дви­ну­лись на три ки­ло­мет­ра вглубь, фак­ти­че­ски про­рвав глав­ную по­ло­су обо­ро­ны фин­нов.

К 14.00 90-й тан­ко­вый ба­таль­он ка­пи­та­на Яно­ва ро­той Т-28 и ро­той тя­же­лых тан­ков вы­шел к ле­су в 1,5 км се­ве­ро-во­сточ­нее Тур­та, прой­дя на этом уча­ст­ке всю ли­нию ук­ре­п­ле­ний и фак­ти­че­ски вы­пол­нив за­да­чу по про­ры­ву ук­реп­рай­о­на. Две дру­гие ро­ты ба­таль­о­на в это вре­мя ве­ли бой в глу­би­не обо­ро­ны, об­стре­ли­вая ДО­Ты и при­кры­вая пе­хо­ту, а 95-й тан­ко­вый ба­таль­он на­чал ата­ку с фрон­та.

Ко­гда же тан­ки­сты по­тре­бо­ва­ли от пе­хо­ты 138-й стрел­ко­вой ди­ви­зии бро­ска впе­ред для за­ня­тия ДО­Тов, фин­ны от­кры­ли ми­но­мет­ный огонь и пе­хо­та в па­ни­ке от­сту­пи­ла.

При­чем фин­ны бы­ли на­столь­ко де­мо­ра­ли­зо­ва­ны, что да­же прак­ти­че­ски не ве­ли по пе­хо­те пу­ле­мет­но­го ог­ня. Од­на­ко, по­чув­ст­во­вав что тан­ки дей­ст­ву­ют од­ни, они, под­тя­нув про­ти­во­тан­ко­вые ору­дия, на­ча­ли их рас­стре­ли­вать с флан­гов и ты­ла, а фин­ская пе­хо­та бу­тыл­ка­ми с бен­зи­ном ста­ла под­жи­гать под­би­тые тан­ки. К 17.00 по при­ка­зу ко­ман­ди­ра бри­га­ды ос­тат­ки ба­таль­о­на ото­шли на ис­ход­ные по­зи­ции, по­не­ся боль­шие по­те­ри в мат­ча­сти и лич­ном со­ста­ве. В этом бою по­гиб и ко­ман­дир ба­таль­о­на ка­пи­тан Янов. Ата­ка 91-го тан­ко­во­го ба­таль­о­на так­же за­хлеб­ну­лась из-за пас­сив­но­сти сво­ей пе­хо­ты. Все­го за этот день бри­га­да по­те­ря­ла 29 Т-28.

20 де­каб­ря 1939 го­да 20-ю тя­же­лую тан­ко­вую бри­га­ду вы­ве­ли в тыл, где до 1 фев­ра­ля 1940 го­да за­ни­ма­лась ре­мон­том мат­ча­сти, по­пол­не­ни­ем лич­ным со­ста­вом и бое­вой под­го­тов­кой.

В пе­ри­од с 1 по 10 фев­ра­ля 1940 го­да тан­ки Т-28 дей­ст­во­ва­ли в со­ста­ве бло­ки­ро­воч­ных групп по унич­то­же­нию фин­ских ДО­Тов, а так­же про­из­во­ди­ли раз­вед­ку бо­ем, осо­бен­но ак­тив­но дей­ст­вуя на уча­ст­ке Хот­ти­нен­ско­го ук­реп­рай­о­на.

Здесь ба­таль­о­ны 20 и 35-й тан­ко­вых бри­гад, под­дер­жи­вая час­ти 100-й стрел­ко­вой ди­ви­зии, про­дви­ну­лись впе­ред, унич­то­жив часть ДО­Тов и вы­явив всю сис­те­му фин­ских ук­ре­п­ле­ний. Не­смот­ря на боль­шие по­те­ри (толь­ко 20-я бри­га­да по­те­ря­ла здесь 59 тан­ков), глав­ным ре­зуль­та­том бы­ло то, что ата­ки в рай­оне Хот­ти­нен вы­ну­ди­ли фин­ское ко­ман­до­ва­ние пе­ре­бро­сить сю­да вой­ска с дру­гих уча­ст­ков, что спо­соб­ст­во­ва­ло про­ры­ву глав­ной по­ло­сы обо­ро­ны фин­нов в рай­оне вы­со­ты 65,5.

Ос­нов­ной фор­мой ис­поль­зо­ва­ния тан­ков Т-28 в этот пе­ри­од яв­ля­лось тес­ное взаи­мо­дей­ст­вий с пе­хо­той, ар­тил­ле­ри­ей и са­пе­ра­ми в борь­бе за пе­ред­ний край и в так­ти­че­ской глу­би­не обо­ро­ны про­тив­ни­ка. Кро­ме то­го, од­ной из важ­ней­ших за­дач ре­шае­мых тан­ка­ми, бы­ло их дей­ст­вие в со­ста­ве бло­ки­ро­воч­ных (штур­мо­вых) групп по за­хва­ту и унич­то­же­нию ДО­Тов. Как пра­ви­ло, в со­став та­кой груп­пы вклю­ча­юсь три пу­шеч­ных и два ог­не­мет­ных тан­ка, взвод са­пе­ров, до ро­ты пе­хо­ты, два-т­ри пу­ле­ме­та и од­но-два ору­дия. Ча­ше все­го ра­бо­та про­во­ди­лась но­чью или в сне­го­пад. Взрыв­ча­тое ве­ще­ст­во — а для под­ры­ва ДОТ его тре­бо­ва­лось от 1000 до 3000 кг — под­во­зи­лось тан­ка­ми на бро­не­са­нях Со­ко­ло­ва. Пу­шеч­ные тан­ки ог­нем по ам­бра­зу­рам и при­ле­гаю­щим к ДОТ тран­ше­ям обес­пе­чи­ва­ли под­ход ог­не­мет­ных тан­ков, ко­то­рые за­ли­ва­ли ам­бра­зу­ры и две­ри ДОТ ог­не­сме­сью и за­жи­га­ли ее. В это вре­мя са­пе­ры ве­ли ра­бо­ту по под­ры­ву, а пе­хо­та при­кры­ва­ла са­пер от атак фин­нов.

В пер­вое вре­мя дей­ст­вия штур­мо­вых групп бы­ли не­удач­ны­ми, так как ата­ке под­вер­гал­ся от­дель­но взя­тый ДОТ и тан­ки рас­стре­ли­ва­лись из со­сед­них ог­не­вых то­чек. В по­сле­дую­щем, ко­гда ата­ко­ва­ли сра­зу 3-4 близ­ле­жа­щих ДО­Та, дей­ст­вия бло­ки­ро­воч­ных групп бы­ли бо­лее ус­пеш­ны­ми. Осо­бен­но удач­но дей­ст­во­ва­ли они в по­ло­се 39 и 20-й тан­ко­вых бри­гад.

11 фев­ра­ля 1940 го­да 91-й тан­ко­вые ба­таль­он ка­пи­та­на Яков­ле­ва, под­дер­жи­вая час­ти 123-й стрел­ко­вой ди­ви­зии, по­сле по­лу­то­ра­ча­со­вой арт­под­го­тов­ки, на­чал штурм вы­со­ты 65,5. Осо­бен­но ус­пеш­но дей­ст­во­ва­ла го­лов­ная ро­та ба­таль­о­на под ко­ман­до­ва­ни­ем стар­ше­го лей­те­нан­та Ха­ра­бор­ки­на, при­дан­ная стрел­ко­во­му ба­таль­о­ну ка­пи­та­на Со­ро­ки.

К мо­мен­ту окон­ча­ния ар­тил­ле­рий­ской под­го­тов­ки ро­та Ха­ра­бор­ки­на по­до­шла к пер­вым на­дол­бам и по про­хо­дам, про­де­лан­ным са­пе­ра­ми, пре­одо­ле­ла их. За­тем с хо­ду бы­ла пре­одо­ле­на вто­рая ли­ния на­дол­бов, в ко­то­рой не бы­ло про­хо­дов. При­чем не­ко­то­рые ма­ши­ны рас­стре

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *