Политические анекдоты СССР

На партсобрании встает Рабинович.
«Я уже не спрашиваю, где свобода. Я спрашиваю – где мясо?».
На следующем собрании встает Шапиро.
«Я уже не спрашиваю, где свобода. Я уже не спрашиваю, где мясо. Я спрашиваю – где Рабинович?».
«Пошутили, и хватит» — сказал Леонид Ильич, переклеивая брови под нос.

Огурец, редиска и клоп подали завления на вступление в партию.
В назначенный день приходят, куда следует.
Огурец заходит первым. Выходит печальный. » — Не приняли» — говорит. » — Говорят, сам–то ты не пьешь, но где водка, там и ты.»
Потом пошла редиска. Выходит невеселая. » — Говорят, снаружи–то ты красная, а внутри–то ты белая!».
Последним пошел клоп. Выходит с партбилетом в руках.
— Приняли?! — удивляются огурец и редиска. — Как так, ты же паразит!
— Ну и что, что паразит! Кровь во мне зато рабоче–крестьянская!

На повестке дня колхозного партсобрания два вопроса: строительство сарая и строительство коммунизма.
Ввиду отсутствия досок сразу перешли ко второму вопросу.

Громыко — Картеру:
— В ближайшие годы мы бы хотели закупать у вас зерно в больших количествах.
— Пожалуйста!
— Нам так же хотелось бы приобрести у вас партию современных компьютеров.
— Хорошо!
— А как вы смотрите на то, чтобы продать нам ряд технологических патентов?
— Отчего же нет?
— Господин президент, хорошо бы эти сделки увязать в одно всеобъемлющее соглашение.
— Прекрасно! заключим договор, по которому США обязуется построить в СССР коммунизм.

Приезжает Брежнев к Картеру с официальным визитом. Картер водит Брежнева по Белому Дому, показывает ему разные интересные штуки и в конце концов заводит в маленькую комнатку. В ней на стене приделана небольшая панелька, а на ней две кнопочки — красная и синяя. Картер говорит Брежневу:
— Вот посмотрите, Леонид Ильич: у меня есть две кнопочки. Если я нажму на красную, то на СССР упадет атомная бомба, а если я нажму на синюю, то на вашу страну упадет водородная бомба…
Сказал и смотрит, какое впечатление произведут его слова. Брежнев подумал и говорит:
— Вы знаете, мистер президент, во время войны у меня в Польше была одна знакомая пани. У нее в доме было два унитаза — один голубой, а другой розовый… Но когда в Варшаву вошли советские танки, она обосралась прямо на лестнице…

Уважаемый Леонид Ильич,
от лица народа и руководства Ливии хотел бы поблагодарить Вас за поставку ракет класса «земля–воздух» для нужд нашей армии.
Не могли бы вы в следующий раз также поставить нам ракеты класса «земля–самолет»?

Опаздывает мужик на партсобрание, приходит, а там все в веснушках. Садится на место и спрашивает у соседа:
— А почему у всех веснушки? Постановление что ли вышло?
— Нет, это какой–то беспартийный в вентилятор насрал.

— Василий Иванович, меня из партии исключили…
— Да за что ж, Петь?
— Да я иду по улице, вижу мне Анка из бани рукой машет. Ну я разделся до гола и туда, а там партсобрание…

Рабинович, вы вступили в партию!
Рабинович с испугом оглядывает свои подошвы:
— Где?!

Рабиновича послали в загранкомандировку в капстрану. оттуда он прислал телеграмму:
«Я выбрал свободу».
Созвали партсобрание, чтобы заклеймить Рабиновича и сделать оргвыводы.
Вдруг в середине собрания входит Рабинович! Немая сцена.
— Мне было интересно, — говорит Рабинович, — как вы поймете мою телеграмму!

Правда ли, что Брежневу собираются присвоить звание генералиссимуса?
— Эт точно. А если он это слово сумеет еще и выговорить, то ему дадут народного артиста.

Рабиновича исключили из партии за три возмутительных выпада:
1) Когда секретарь партбюро зашел к нему в кабинет, там висели портреты Хрущева и Брежнева.
— Почему ты до сих пор не снял этого дурака? — спросил секретарь.
— Которого? — спросил Рабинович.
2) Увидев пышные похороны члена политбюро, Рабинович сказал:
— Какое разбазаривание средств! Я бы за эти деньги все ЦК похоронил!
3) Секретарь спросил Рабиновича, почему он не был на последнем партсобрании.
— Если бы я знал, что оно последнее!

— Товарищи члены Политбюро,
проголосовавшие за избрание Юрия Владимировича Андропова,
могут опустить руки и отойти от стенки!

— За что борется Андропов?
— За мир и госбезопасность во всем мире!

Прилетает брежнев к картеру с официальным визитом, ну там обед, все дела, все так накрыто красиво,
еды валом ну и брежнев спрашивает:
–товарищ, картер, советский народ интересуется, откуда все это.
Картер:
–пройдемте к окну. Видите мост?
–да
–ну мы нашли одну строительную компанию которая согласилась сделать его за 2 млн.
А потом нашли другую которая согласилась на 1.5.
Ну вот на эту разницу и накрыли стол.
В следующий раз картер прилетает к брежневу.
Там обед. стол накрыт еще круче.
Ну та же история. Картер спрашивает откуда, брежнев:
–пройдемте к окну. Видите мост?
–нет.
–вооот.

Американцы, изрядно поторговавшись, купили у СССР Мавзолей и поставили его на крышу небоскреба.
Проснулся Ленин, глянул вниз и говорит:
— Вот так я себе все и представлял!

Звонок из парткома в церковь:
— Батюшка, подсобите стульями: завтра партсобрание, некуда людей посадить.
— Не дам! В прошлый раз дал — всё спинки матерными словами исписали!
— А–а–а–а! Стульёв не дадите — не дадим пионеров в церковный хор!
— Не дадите пионеров — не дам монахов на субботник!
— Не дадите монахов — фиг вам, а не комсомольцев на крестный ход!
— Не будёт комсомольцев — не будет вам монашек в сауну!!!
— А вот за такие слова, батюшка, можно и партбилет на стол положить!!!

Попал после смерти Хрущёв на небеса.
Встретил там Маркса, Ленина и Сталина.
У всех как у одного на лбу клеймо «ТК».
Погляделся Хрущёв в зеркало — то же самое. Подходит к Богу:
— Отец! А что это у Маркса за клеймо на лбу?
— ТК? — спрашивает Бог, — так это значит, что он теоретик коммунизма.
— А у Ленина тогда что?
— Ленин, значит, творец коммунизма.
— Ну а Сталин тогда кто?
— Сталин — тиран коммунизма.
— Ну а у меня–то тогда на лбу что? Я–то кто?!
— А ты молчи, трепло кукурузное!

Брежнев, выступая по радио, говорит:
— Мне недавно сообщили (пауза), будто бы все считают (пауза) будто вместо меня в машине ездит чучело…
Так вот я официально заявляю (пауза) что вместо чучела в машине езжу я.

Рабиновича вызвали в КГБ.
— У вас брат в Израиле…
— Да, но я с ним уже тридцать лет не виделся и не переписываюсь.
— Напрасно. Он борец за мир, друг Советского Союза. Напишите ему.
Рабинович садится и пишет: «Дорогой Хайм, наконец я нашел время и место написать тебе письмо…»

Решают Брежнев и Андропов кроссворд. Андропов:
— Десять по горизонтали — великий полководец с одним глазом, 7 букв.
Думали, думали, не знают. И тут Брежнев выбегает в коридор.
Из коридора слышится страшный крик.
Брежнев заходит, вытирая палец носовым платочком, и говорит:
— Пиши: Устинов

Брежнев попал в преисподнюю. Собралась вокруг куча вампиров.
— Братцы,кто будет 5 звезд с горла,налетай!

В 1965 году жители Одессы обратились в ЦК с просьбой вернуть Хрущева: лучше десять лет без хлеба, чем год без анекдотов.

— Вы слышали новость? Андропов руку сломал.
— Кому?

— Юрий Владимирович, к вам польский посол.
— Введите.

Брежнев прощается на аэродроме с одним из политиков США. Они долго обнимаются и целуются. Наконец, политик поднимается в самолет и улетает. Брежнев плачет. К нему подходит Суслов:
— Ну что вы, Леонид Ильич, перестаньте. Ведь как политик он ничего не значит.
— Он как политик ничего не значит, но как целуется!

— Что вы будете делать, если останется три дня до конца света?
— Выполним пятилетку за оставшиеся три дня!

Брежнев потупил очи и, смутившись, сказал:
— Называйте меня просто Ильич…

В приемной Сталина стоит маршал Жуков и ждет аудиенции. Спустя некоторое время, выходя из кабинета Сталина, он ворчит себе под нос:
— Вот усатая сволочь! До чего страну довел!
Поскребышев услышал это и тут же донес Сталину. Сталин вызывает Жукова.
— Вы кого это имели в виду, товарищ Жуков?
— Я имел в виду Гитлера, товарищ Сталин.
— А вы кого имели в виду, товарищ Поскребышев?

Решили сделать в СССР Первый Образцово–показательный Публичный дом им. Интернационала. Все подготовили — помещение, койки, блядей, обслугу… а вот директора найти не могут — все отказываются! Вызывают одного на партком — тот упирается:
— Да я старый коммунист!!! Мне моя партийная совесть не велит!!!
Второго:
— Да я сам бы не против, но если вдруг жена узнает — убьёт! Не могу!
Что делать, находят старого еврея… А тот в ответ:
— Ага, знаю я ваши хохмочки! Одну вы отправите на курсы повышения квалификации, другую — в колхоз на картошку, третья залетит… а мне ложись и делай план?!

Два советских скрипача возвращаются с международного конкурса.
Один из них занял второе место, другой — 14. Занявший второе место очень переживает по этому поводу, и товарищ пытается его успокоить:
— Да брось ты убиваться, второе место тоже неплохо.
— Но если бы я занял первое место, мне бы вручили скрипку Страдивари!
— Делов–то. Подумаешь какая–то скрипка!
— Ну как бы тебе объяснить чтобы ты понял? Для меня играть на скрипке Страдивари — это тоже, что для тебя… я не знаю… ну, скажем как для тебя пострелять из маузера Дзержинского.

Умер Брежнев. На Политбюро обсуждается новая кандидатура на пост великого вождя всех народов. Предлагается кандидатура Андропова. Входит Андропов. С автоматом.
— Руки вверх. Одну опустить. Единогласно.

Оптимисты изучают английский, пессимисты — китайский, а реалисты — устройство автомата Калашникова.

Дзержинский звонит Ленину:
— Владимир Ильич, когда расстреливать — до или после обеда?
— Пренепременно до обеда! А обеды отдайте детям — дети
рабочих голодают!

ЕБН заходя в церковь наткнулся на старушку просящую милостыню.
— Пода–а–а–йте Христа ради, Борис Николаевич…
— Вот глупая женщина, как же ж я тебе подам, у меня ни ракетки, ни мячика!

На заводе идет партсобрание. Выступает парторг:
— Товарищи! Коммунизм уже на горизонте»
Голос из зала:
— А что такое горизонт?
— Горизонт, товарищи, — это воображаемая линия, которая удаляется при приближении к ней.

На второй день после президентских выборов звонит Председатель Центральной избирательной комиссии Ельцину:
— Борис Николаевич, у меня для вас две новости: одна хорошая, другая — плохая. С какой начинать?
— Ну, давай уж с плохой.
— Вы знаете, Борис Николаевич, Зюганов набрал 65 процентов голосов.
— Ну к какая же после этого, понимаешь, хорошая новость?
— А вы — 72 процента!

У постели умирающего Брежнева сидит Андропов. Леонид Ильич спрашивает:
— Юра, вот за кем же пойдет народ после того, как я умру?
— За мной — отвечает Андропов.
— Но если народ не захочет идти за тобой?
— Тогда он пойдет за Вами, Леонид Ильич…

Сцена у входа во Дворец Съездов.
— Нет ли у кого лишнего партбилетика?

— Кто у вас в этой камере?
— Те, кто рассказывал политические анекдоты!
— А в этой?
— Те, кто их слушали!

Встречаются два судьи, один смеётся–заливается. Второй спрашивает, мол, в чём дело.
— Да анекдот смешной рассказали, ой, не могу!…
— Ну, расскажи!
— Нееееет уж, хуюшки… Только что сам за него пять лет дал…

Конкурс на лучший политический анекдот в честь ленинского юбилея.
3–я премия — 3 года общего режима.
2–я премия — 7 лет строгого режима плюс пять лет по ленинским местам.
1–я премия — встреча с юбиляром.

Брежнев: «Товарищ Громыко совсем впал в детство.
Вчера он взял с моего стола резинового ослика.
И до сих пор не отдал!»

Рабинович в течение долгого времени каждое утро приходит к газетному киоску,
просит показать ему передовицу газеты «правда», смотрит на нее и, каждый раз расстроенный, уходит.
продавец киоска в одно утро спрашивает рабиновича:
— позвольте поинтересоваться, что вы каждое утро хотите увидеть на передовице «правды»?
рабинович:
— да вот, все жду один некролог.
— но как же, некрологи обычно печатаются на последней странице!
— уверяю вас, тот, что я жду, будет на первой!

 

Политические анекдоты СССР: 2 комментария

  1. Какие времена, такие и шутки. Только теперь понимаю, что вся «злободневность» тех — вышеперечисленных анекдотов — ерунда, по сравнению с настоящей катастрофой, к которой они привели. И даже чудится мне, что анекдоты эти люди придумывали с глубочайшей ненавистью к своей же стране. Нету . Нету в этих анекдотах добродушной ухмылки или лукавого озорства. Есть только тупая , глухая ненависть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *