О советской туалетной бумаге

3 ноября 1969-го года, на Сясьском целлюлозно-бумажном комбинате состоялся торжественный запуск двух огромных английских бумагоделательных машин для производства туалетной бумаги, а через пару десятков лет в одном из КВНов справедливо заметили «В жизни каждого человека наступает такой момент, когда любая бумажка оказывается ценной» (диалог в общественном туалете: – Извините, у Вас бумажки нет? – Нет. – Тогда червонец по рублю не разменяете?).

До этого туалетную бумагу в основном привозили из-за границы и оставляли в гостиницах для иностранных туристов. Да и там она появилась только после того, как известный французский писатель Андре Жид после посещения Страны Советов поведал всему свету правду о советских туалетах, за что был немедленно вычеркнут из числа друзей СССР (к слову говоря, Сталин, намекая на гомосексуализм Жида, прокомментировал его клеветнические измышления так: «Ну, этот всё о жопе…»).

Производить свою туалетную бумагу в Союзе пробовали, но не в промышленных масштабах, лишь в 1969 году решив поставить ее производство на поток и осчастливить советский народ качественной подтиркой. Производство начали с 31,5 млн. рулонов в год на 250-миллионную страну, продавая ее только в крупных мегаполисах, обходя областные и районные центры, не говоря уже о селах, где все еще росли бесплатные лопухи. А тогда для распространения новой продукции директоров некоторых крупных учреждений даже обязали в принудительном порядке приобрести для своих туалетов 10 тысяч рулончиков

И сначала новая продукция натолкнулась на нулевой спрос – граждане СССР просто не понимали, зачем нужно тратить хоть небольшие, но все-таки деньги на рулоны бумаги, если есть газеты и их можно мять, задумчиво отрывая куски или интеллигентно и аккуратно нарезая на 1/8 листа складывать в туалетах городских квартир или деревенских уборных.

Но готовность населения к приобщению к благам цивилизации сильно недооценили и туалетная бумага стала одним из любимейших товаров советского потребителя. Немаловажную роли в этом сыграло то обстоятельство, что в народе ходили упорные слухи о том что типографская краска газет содержит свинец, и он может накапливаться в толстой кишке годами, неблагоприятно воздействуя на организм. Поэтому в то время ходили ученые разговоры что хотя свинец в малых дозах и неопасен, однако во избежание его переизбытка в организме рекомендуется вытирать задницу теми участками газеты, где мало типографской краски. А вот использовать для этой цели те ее участки, где содержались крупные газетные заголовки и фотографии, настоятельно не рекомендовалось.

В итоге за пятилетку выпуск туалетной бумаги был удвоен – до 66, 7 млн. рулонов в год, Сяський комбинат заработал на пределе мощности, но все равно не успевал обеспечить всю страну заветными 54 метрами. Огромные фуры с еловыми бревнами беспрерывно поставляли на комбинат натуральное сырье (народ, по сути, тогда подтирался вековыми елями), но дефицита «пипифакса» избежать не удалось.

Другие целлюлозно-бумажные комбинаты страны, где не было таких бумагоделательных машин, пытались наладить производство туалетной бумаги в виде салфеток, уже нарезанных на привычные 1/8 газетного листа, но они так и не прижились.

В торговле тех времен было даже введено ограничение (не больше 10 рулонов в одни руки), но купить туалетную бумагу считалось удачей. Типичная картина тех лет – идет человек по улице, а на шее у него, как ожерелье, висят на веревке рулоны туалетной бумаги. Над этими гирляндами могли потешаться («Смотри – срать идет»), но иначе чем нанизав рулоны на бечевку их было нести неудобно и отсмеявшись народ срочно бежал туда, откуда шел этот гражданин, для того чтобы самому занять очередь за заветными рулончиками.

Вполне вероятно, что появление в СССР туалетной бумаги повлияло на прочность советских государственных устоев самым непосредственным образом. Судите сами: заходя в туалет, и располагаясь в нем надолго, житель самой читающей страны в мире брал в руки подвешенную в туалетах и уборных советскую газету и поневоле вычитывал из нее несколько идеологически правильных фраз о преимуществе социалистического строя над капиталистическим. И происходило это не на партийных собраниях – а в момент особого состояния души.

И вместе со свинцом от типографской краски в задницу советского гражданина втирались вся газетная мудрость марксизма-ленинизма и руководящей и направляющей силы советского общества – КПСС. А с появлением туалетной бумаги стали нежнеть задницы советских людей и рушиться их идеологические установки…

Так что когда вы слышите фразу о том что мы «просрали СССР» можете смело воспринимать ее не в переносном, а в буквальном смысле!

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *