Массовые репрессии в США и СССР

Вернемся к вопросу массовых репрессий при Сталине. Массовый – это чисто количественный критерий. Как легко понять, критерий «массовый» в отношении автомобилей и «массовый» в отношении спичек несколько отличаются. Сто тысяч автомобилей – это массовая поставка, сто тысяч спичек, это всего лишь тысяча коробков, один ящик.

Таким образом, говоря о репрессиях «массовые», нужно вводить сравнительную шкалу. Вне зависимости от степени наказания, вне зависимости от способа, средств, сроков – это всё репрессии. Говоря о сталинских репрессиях, мы говорим обо всех людях, наказанных государством при Сталине.

Но то же самое мы можем сказать о людях, наказанных любым государством. И, говоря о массовости, мы сравниваем именно количество наказанных тем или иным государством.

В количественном соотношении, сегодня в США почти в 2.5 раза больше репрессированных государством, чем в сталинском СССР. Но ни в одном масмедиа вы не прочтете и не услышите о массовых репрессиях в США.

Смотрите, какой подлог получается. Нам говорят, что демократия в США – эталон. Ради этого эталона даже убивают сегодня людей в Ливии, бомбя их третий месяц. А в чем «эталон», возникает резонный вопрос.

А нам говорят — мол, при других режимах, не соответствующих этому эталону, происходят массовые репрессии, и как самый яркий пример приводят сталинский СССР. Но что же это за эталон «без массовых репрессий», где больше всех репрессированных, эталон, в котором, количественно, репрессии самые массовые?

И тут следует, на первый взгляд, резонное возражение. Дескать, сталинский суд – несправедливый, а в тех же США, как бы всё честно: тут тебе и защитник, адвокат, тут тебе и прокурор, тоже адвокат, кстати, тут тебе и судья, надзирающий за процедурой, и присяжные, принимающие решение. Или другой аргумент, дескать в СССР сажали за политику, а в США – исключительно за уголовщину.

Но весь фокус в том, что эти аргументы никакого отношения к количественному анализу не имеют. Это все качественные характеристики: «хороший», «плохой», «справедливый», «несправедливый», «политизированый», «аполитичный», «независимый», «ангажированный» – это все о качестве суда. Но ведь мы говорили о количестве, массовый – это же количественная характеристика.

Проще говоря, это как если бы Вы возмутились, что вместо килограмма яблок вас обвесили и всучили полкило. А вам в ответ на это — не переживайте, яблоки-то все равно были червивые. Как вам такой «резон», ежели вы заплатили за килограмм?

Так почему же, когда речь заходит о сути, нам сразу подсовывают сравнение, мол равняйтесь на демократию США. Но стоит поинтересоваться почему, в чем качественное отличие «лучше», нам сразу подсовывают «массовые репрессии» – аргумент количественный?

Все просто. Для того, чтобы разобраться, какой суд лучше, справедливее, честнее, т.е. дать качественную сравнительную оценку, мало иметь свое мнение и личное понятие, что такое хорошо и что такое плохо. Нужно быть специалистом, имеющим не только желание, но и знания, чтобы провести всесторонний качественный анализ. А такой анализ может оказаться совсем не в пользу эталона демократии.

Я не специалист правовед, но и мне видны весьма серьезные изъяны той же американской системы. Американская судебная система — это система не менее жуткая и бесчеловечная, чем пресловутые сталинские тройки. По сути, американская судебная система — это соревнование двух адвокатов, где призом выступает человеческая судьба и сама жизнь. Вот и примерьте на себя – они соревнуются, а Вам отдуваться. Вы бы хотели влететь за решетку только потому, что Ваш адвокат оказался более слабым или заявился на финал с бодуна? При всех красивых песнях о равных правах граждан, де-факто, один может себе позволить нанять хорошего адвоката, а другой должен довольствоваться посредственным и бесплатным.

Возьмем конкретный пример: Майкла Джексона. Посредственный прокуроришка из захолустного городишки вывернулся наизнанку, чтобы навесить на Майкла Джексона чудовищное обвинение в растлении малолетних. Не то чтобы он ненавидел Джексона, просто пропиариться на поп-звезде, такое громкое дело – это была прямая дорога из уездного захолустья в губернаторское кресло или, как минимум, в кресло прокурора штата. Адвокаты так же были заинтересованы в этом деле, доить такую звезду – одно удовольствие, просто джек-пот. Журналисты так же были заинтересованы, такой жареный материал – неиссякаемый источник гонораров. За это «правосудие» Майкл Джексон заплатил своим состоянием, а впоследствии и жизнью. Что называется, довели человека.

С другой стороны. Нельзя оценивать справедливость судебной системы в отрыве от системы ценностей, морали и нравственных установок социума, в котором работает эта судебная система. Как я уже писал, в американском обществе базовый принцип свободного предпринимательства: «Купить подешевле, продать подороже». Это называется спекуляция. Спекулирование ценными бумагами – это основа биржевой фондовой деятельности. В СССР спекуляция была запрещена законодательно. Бессмысленно подходить с позиций одного общества, к правосудию другого.

В проведении массовой пропаганды, в навязывании советским, а затем и постсоветским гражданам западных идеологических штампов, апеллирование к качественным характеристикам правосудия бессмысленно. Врядли рядовой гражданин захочет, чтобы справедливость в отношении лично него зависела от толщины его кошелька, врядли захочет быть всегда в более уязвимом положении, по сравнению с богатым гражданином со связями. Это уже не допущение, это наша реальность, постсоветского дикого капитализма. Посему сразу подсовывается миф о количественной характеристике, «массовых репрессиях». Манипуляция очень старая, заложенная в старой поговорке: «Я тебе про Ивана, а ты мне про болвана». Так и здесь, запугивание количественным критерием, «массовый». Но, как только беремся за разбор этого критерия, мгновенно переход на качественный критерий: «несправедливый», «политизированый». Как только повелись на разбор качества – мгновенно переход на количество: «миллионы погибших», «миллионы заключенных» и т.д. и т.п. Бег по кругу, до полного задуривания мозгов.

Но самое главное, что подобный бег по кругу позволяет пропагандистам очень долго муссировать тему, будировать ею социум, хотя сама тема давно отошла, абсолютно неактуальна и представляет интерес исключительно для специалистов историков.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *